Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками


Глава 3. НИНКИ — «ШПИОНСКОЕ СНАРЯЖЕНИЕ»

Специальное шпионское снаряжение, именуемое в древних наставлениях по нин-дзюцу «нинки» включает в себя самые различные приспособления и инструменты, которые помогали ниндзя в их сложной и опасной работе.

В «Бансэнсюкай» все нинки разделены на четыре большие группы: токи — «снаряжение для лазания», суйки — «водное снаряжение», кайки— «приспособления для открывания» (воровской инструмент) и каки— «огневые средства» (включая артиллерию и огнестрельное оружие). В «Сёнинки» особо выделен набор из шести предметов постоянного пользования — рокугу. Однако эти категории не исчерпывают всех видов снаряжения, использовавшихся ниндзя, и не включают в себя различные приспособления для подслушивания, введения врага в заблуждение, запирания дверей и т. д. и т. п. Это свидетельствует о том, что нин-дзюцу как живое искусство, призванное использоваться в реальных, постоянно меняющихся и порой непредсказуемых условиях практически не поддается классификации, показывает гибкость ума средневекового лазутчика, который на каждый вызов давал достойный ответ, создавая необходимое снаряжение, не оглядываясь на шаблоны.

Кроме того, в так называемых «шпионских свитках», содержащихся во многих старинных сочинениях по военному делу, имеются описания различных наблюдательных вышек, подъемных корзин, приспособлений для связывания пленных, которые не упоминаются в наставлениях по традициям нин-дзюцу Ига-рю и Кога-рю. Обычно их описания отсутствуют в работах по нин-дзюцу, но здесь автор решил уделить внимание и снаряжению такого рода, поскольку оно, хотя иногда лишь косвенно, все-таки связано с разведкой.

Говоря о нинки, следует также отметить, что очень часто приходится читать о снаряжении ниндзя, как о чем-то совершенно уникальном, не встречающемся более нигде. Авторы, особенно западные, не скупятся на хвалебные слова, утверждают, что ниндзя намного обогнали свое время. Однако все это верно лишь отчасти. Так, описания многих знаменитых предметов из снаряжения ниндзя, например, разборных лодок, поражающих воображение многих «ниндзяведов», встречаются в синхронных японских текстах, никак не связанных с традицией нин-дзюцу. А крупнейший исследователь традиций нин-дзюцу Окусэ Хэйситиро прямо указывает, что многие описания различных видов снаряжения в «Бансэнсюкай» являются либо скрытыми цитатами, либо даже дословным воспроизведением пассажей из различных китайских текстов по военному делу. Причем наибольшее число описаний позаимствовано из таких памятников как «Убэйчжи» (яп. «Бубиси») и «Уцяо синыиу» (яп. «Буко синсё»).

Рокугу — «шесть приспособлений»

Ниндзя использовали огромное количество приспособлений, вспомогательных средств, но есть среди них шесть предметов, которые составляли постоянный багаж «воинов ночи». Эти шесть предметов упоминаются почти во всех наставлениях по школам Ига-рю и Кога-рю под названием «рокугу» — «шесть предметов». Набор рокугу состоит из следующих предметов:

1. амигаса (плетеная шляпа);

2. кагинава («кошка»);

3. сэкихицу (грифель), или ядатэ (чернильница с пеналом для кисти);

4. якухин (медикаменты);

5. цукэдакэ, или утидакэ (контейнер для переноски тлеющих углей);

6. сандзяку-тэнугуи (полотенце).

Об амигасе мы уже рассказывали в первой главе книги. О «кошке» кагинаве будет подробно говориться в разделе о приспособлениях для лазания (токи). О цукэдакэ (рис. 112) читайте в разделе «огневого снаряжения» (каки). А медикаментам и ядам посвящена отдельная, пятая глава. Поэтому здесь мы подробно остановимся лишь на двух предметах рокугу — грифеле сэкихицу и полотенце сандзяку-тэнугуи.


Сэкихицу — буквально «каменная кисть» — это обычный карандашный грифель. В одной из западных работ двтор нашел забавное утверждение, что «каменная кисть» якобы представляла собой «кусок камня, которым писали сообщения на деревьях и камнях» и который, к тому же, «с неменьшим успехом мог быть использован в качестве метательного оружия». Таким авторам можно посоветовать только одно: почаще заглядывать в соответствующие словари и меньше фантазировать.

В некоторых списках рокугу вместо сэкихицу фигурирует ядатэ — чернильница с приделанным пеналом для кисти. Впрочем, назначение этих двух предметов одно и то же: их использовали для записи наблюдений, подготовки донесений, при составлении карт. У каждого из этих двух средств письма есть свои достоинства и свои недостатки. Например, донесение, написанное мягким карандашом, можно легко стереть, так что даже очень опытный взгляд не сможет узнать, что было написано на листе, ведь технологии современных криминалистов тогда еще не были известны. А вот черную тушь, которой писали японцы, таким способом не изничтожишь. Зато написанное кистью долговечнее, а это очень важно, особенно при изготовлении карт. Кроме того, в ядатэ ниндзя нередко укрывали пистолет, который мог оказаться очень кстати в трудную минуту. Вывод отсюда напрашивается сам: лучше иметь под рукой и то, и другое.

Сандзяку-тэнугуи — это полотенце из хлопчатобумажной ткани длиной около 1 метра, окрашенное в темно-коричневый цвет. При необходимости его можно было повязать вместо потерянного или отобранного пояса, использовать как лицевую маску дзукин, вместо бинта для перевязки ран, разорвать на полосы и связать ими противника. Сандзяку-тэнугуи можно было намочить и, утяжелив таким образом, выбить меч из рук врага, опутать ему руки и при необходимости придушить. Еще ниндзя использовали полотенце в качестве фильтра для питья стоячей или проточной воды, если ее чистота вызывала подозрения. Для этого сандзяку-тэнугуи складывали в несколько раз, приставляли ко рту и глотали уже отфильтрованную от мути воду, чем спасались от неприятных расстройств желудка. Некоторые авторы даже высказывают предположение, что сок растения сухо, которым красили свой костюм «невидимки», или черная краска, использовавшаяся для окрашивания зубов (был такой обычай у японцев), которую к этому соку нередко подмешивали для придания нужного тона, обладают способностью убивать болезнетворные бактерии, но пока никто из исследователей проверкой этого факта не занимался. Во всяком случае, об этом чудо-полотенце в наставлениях по нин-дзюцу говорится: «С ним никогда нельзя расставаться». Носили сандзяку-тэнугуи в длинном узком кармане, пришитом к изнанке куртки синоби-сёдзоку с правой стороны.

Токи — «снаряжение для лазания»

Во время своих ночных операций «невидимкам» нередко приходилось преодолевать частоколы, стены, взбираться на крыши домов, деревья, карабкаться по горным кручам. Чтобы облегчить себе жизнь, ниндзя изобрели множество специальных токи — «приспособлений для лазания»: разных крюков, лестниц, скоб и т. д. Правда, воспользоваться ими можно было далеко не всегда. Лязг, скрежет, стук — все эти звуки моментально улавливались чутким ухом часового, спешившего поднять тревогу. Поэтому во время тайного проникновения в замок «ночные дьяволы» предпочитали пользоваться своими собственными «инструментами» — цепкими сильными руками, подвижными ловкими ногами, да еще головой. Вероятно, большинство токи использовали не при тайном проникновении, а во время внезапного штурма, когда было необходимо моментально перевалить через гребень стены и закрепиться на ней, пока враг не успеет подтянуть силы.

Впрочем, стены японских крепостей — не такая уж непреодолимая преграда. Как правило, замки строились вокруг какого-нибудь возвышения — холма, небольшой скалы, из-за чего их стены получались наклонными. Такая конструкция вполне оправдывала себя во время землетрясений, но была слабой защитой от шпионов-скалолазов. К тому же стены складывались из едва отесанных камней без раствора и изобиловали множеством щелей, выбоин, трещин, куда можно запросто просунуть пальцы. Как показывает личный опыт автора, имевшего возможность на себе испробовать лазание по стене японского замка, при наличии минимальной физической подготовки на десятиметровую стену можно подняться за считанные секунды. А ведь автор совсем не ровня средневековому разведчику-профессионалу, тренировавшемуся в своем ремесле с пеленок. Интересно, что небольшой замок Хакухо-дзё, находящийся в г. Ига Уэно, имеет самые высокие стены во всей Японии — 30 метров от основания кладки до гребня, что приблизительно равняется высоте девятиэтажного дома! Видно, его основатель Цуцуи Садацугу прекрасно знал способности местных ниндзя.

НАВА-«ВЕРЕВКА»

Простейшее приспособление для лазания — обычная веревка. Свои веревки ниндзя изготавливали из женских волос или волокон конопли. При действиях группой первый, самый опытный и подготовленный лазутчик взбирался на стену безо всяких приспособлений, крепил наверху веревку и спускал ее товарищам. После их подъема на стену, веревку сбрасывали по другую сторону от стены и спускались вниз.

К веревке можно было привязать какой-нибудь грузик— камень, мешочек с песком, деревяшку, перебросить ее через ветку дерева и взобраться на нужную высоту или подтянуть наверх груз.

КАГИНАВА — «КРЮК НА ВЕРЕВКЕ» (УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»)

Ниндзя использовали разные виды крюков. Самым простым и распространенным был одиночный «кованый крюк» утикаги, изготовленный из высококачественной стали и имеющий форму полумесяца с отверстием для пропускания веревки в нижней части. Известны также двузубые крюки, с расходящимися в противоположные стороны «когтями»

Кагинава, прочный железный крюк с прикрепленной тонкой, но крепкой веревкой, — незаменимый «спутник» ниндзя (рис. 113).


Крюк кагинавы при помощи особой технологии делался черным, чтобы не отсвечивать в темноте. Сохранившиеся до наших дней образцы имеют вес от 112,5 до 187,5 граммов.

Используя несколько однозубых крюков, ниндзя сооружали трех- или четырехзубые «якоря» (рис. 114), а также четырехзубые крюки якорного типа (рис. 115), которые для удобства переноски можно было легко разобрать.



При сборке таких приспособлений использовались треугольные или четырехугольные — по числу зубьев «якоря» — металлические пластины с большими вырезами, позволявшие надежно зафиксировать «когти» в конструкции. Описания таких вариантов можно найти во многих источниках по нин-дзюцу. Например, в «Нинпидэн» описан разборный четырехзубый «якорь», а в «Бансэнсюкай» — трехзубый. Кроме того, в «Нинпидэн» в разделе «О якорях» описана четырехзубая «кошка» с длиной зубьев в 24 см и общей длиной около 45 см.

Кагинава имела весьма широкий спектр применения. Ее использовали для подъема на стены и спуска с них, подвески на дереве, зацепа врага броском с последующим связыванием, для фиксации дверей в закрытом положении, постановки лодки на якорь и т. д. и т. п. (рис. 116) В качестве «кошки» иногда ниндзя использовали и небольшие лодочные якоря-икаринава.


КАСУГАЙ — «СКОБА»

Пара касугаев (рис. 117) разновидности «нагай» — «длинный касугай» — с длиной поперечины в 36–37 см и зубьями в 6–7 см служила надежным подспорьем при подъеме на стену замка, дерево или крепостные ворота. Отточенные зубья скобы вставлялись в щели между камнями или ударом вонзались в дерево и служили надежной подпоркой для «верхолаза».


В книге «Нинпо хикан» имеется рисунок «большого касугая» — «оо-касугай» с указанным размером поперечины 55 см. Размер зубьев не указан, но, сколько можно судить по пропорциям рисунка, они должны быть более 10 см.

Проникнув во вражеский замок, ниндзя мог запросто пристроиться на декоративной поперечной балке-нагэси или под потолком в углу комнаты, используя пару малых касугаев — «ко-касугай», или, сокращенно, «ко-гай». Кокасугай имели поперечину от 12 до 18 см. Согласно легендам, ниндзя мог незамеченным пересечь даже большой зал оохирома, повиснув спиной вниз на потолочной балке, обхватив ее ногами и мелкими «шажками», переставляя касугай (рис. 118).


Укрывшись в углу комнаты, он упирался ногами в соседние стены, вонзив зубья касугаев в потолок. При этом полумрак, царивший в японских замках, и большая высота стен в главных залах — до 5–7 м — позволяли ему остаться невидимым.

ТОБИ-КУНАЙ — «ЛЕТУЧИЙ КУНАЙ»

Изначально кунай (119) — это один из кайки — воровских инструментов ниндзя. Однако под названием «летучий кунай» он фигурирует и в списке токи. К кольцу «летучего куная», небольшого по длине — 25–30 см, крепилась длинная и прочная веревка. Воткнув его броском на подходящей высоте, например, в деревянную балку башни, ниндзя взбирался по веревке в нужное место.


ТЭККО-КАГИ (СЮКО) — «РУКА-КРЮК», ТЭКАГИ — «РУКА-КРЮК»

Если вам довелось посмотреть художественный фильм «Месть ниндзя», вы наверняка помните, как герой Косу-ги Сё взбирался на стену небоскреба с помощью пластин с железными когтями, надетых на руки. Такие «лапы» ниндзя и называли «тэкко-каги», «тэкаги» или «сюко».

Существуют две разновидности тэкаги (рис. 120).


В одной когти крепились со стороны ладони, в другой — с тыльной стороны кисти, но в обоих случаях основой служил браслет из толстой железной полосы, в который продевалась ладонь. При подъеме и спуске по вертикальной поверхности когти вонзались в щели кладки или в дерево. Тэкко-каги с особым изгибом зубьев использовали также для самоподвешивания на потолочной балке (рис. 121).


НЭКОДЭ — «КОШАЧЬЯ ЛАПА»

Аналогичные функции выполняли и раздельные когти «нэкодэ», надевавшиеся на каждый палец руки по отдельности (рис. 122). Интересно, что идею таких когтей ниндзя позаимствовали у музыкантов, играющих на традиционном японском струнном инструменте кото.


Современные исследования показали, что использование всех форм ручных когтей для подъема по стене или дереву — штука архитрудная, требующая большой физической силы и выносливости.

Зато возможности применения тэкко-каги или нэкодэ в рукопашном бою сомнений ни у кого не вызывают. Когтями из каленой стали можно запросто проткнуть легкие кожаные доспехи рядового пехотинца, пробить череп, вырвать кусок мяса или, распоров живот, вывалить наружу кишки (рис. 123).


А разновидность тэкко-каги с креплением когтей на тыльной стороне кисти не мешает сжимать рукоять меча. Поэтому «воины ночи» нередко использовали в бою сюко в сочетании с мечом. При этом левой рукой отклоняли вражеское оружие, а правой выхватывали свой меч и рубили.

Но что касается защиты от удара мечом подставкой тэкаги, тут явное преувеличение. Японский меч катана — оружие страшное. Он способен резать кости как масло и разрубить все, что угодно. Так что зажать лезвие между шипами и поворотом руки вырвать его у врага можно, лишь действуя на опережении, блокируя меч на замахе.

Техника боя тэкаги весьма впечатляюще показана в первой серии известного японского сериала, прошедшего у нас под названием «Убийца сёгуна» (в японском варианте «Одинокий волк с ребенком»).

АСИКО — «НОЖНЫЕ КОГТИ»

Асико — это ножной вариант тэкко-каги. Они представляли собой металлические пластины с шипами. Асико в сочетании с тэкко-каги позволяли ниндзя подниматься по стенам, расположенным под углом друг к другу, упираясь ногами и руками в две соседние стены.

Другая техника использовалась для лазания по дереву. При этом ниндзя плотно обхватывал ствол руками и ногами.

ТЭППАСИ — «МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ХАСИ»

Металлические гвозди, по форме напоминающие хаси — палочки для еды, длиной около 15 см, заточенные с одной стороны, с отверстием для пропускания веревки с другой, использовались ниндзя для вбивания в щели между камнями, чтобы служить подножкой при подъеме на скалу или стену. Обычно «невидимки» попользовали комплект из 12 тэппаси — не очень тяжело, но вполне достаточно для обыденных нужд.

УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»

В некоторых школах нин-дзюцу так называлась длинная жердь с крюком на конце, подвесив которую на стене или ветке, можно без особых проблем влезть наверх.

СИНОБИ-КУМАДЭ — «ШПИОНСКАЯ МЕДВЕЖЬЯ ЛАПА»

Синоби-кумадэ по своему использованию в целом напоминает предыдущее приспособление, но его технологическое исполнение гораздо сложнее. «Медвежья лапа» изготавливалась из отдельных обрезков бамбука длиной в 25–30 см с высверленной сердцевиной. Внутри обрезков пропускалась веревка с крюком на одном конце. Ослабив веревку, синоби-кумадэ можно было легко сложить в небольшую вязанку бамбуковых обрезков, а натянув ее — превратить в длинный шест с крюком на конце, чтобы подвесить на стене и вскарабкаться на нее. В некоторых вариантах были предусмотрены и поперечные перекладины, делавшие подъем на стену вовсе пустяковым делом. По внешнему виду такая конструкция напоминает «летучую лестницу» тоби-басиго, о которой речь пойдет далее. Кроме того, некоторые авторы упоминают синоби-кумадэ телескопической конструкции (рис. 124).


Впрочем, японские историки со скепсисом относятся к синоби-кумадэ, считая это приспособление чисто кабинетным изобретением, хотя неразборные варианты «медвежьей лапы» японскими воинами использовались несомненно и не только для подъема на стены, но и для взятия на абордаж в морском бою (рис. 125).


При необходимости «грабли» типа синоби-кумадэ или жерди с крюками могли быть эффективно использованы как оружие ближнего боя. Ими ниндзя мог запросто изуродовать своего противника, «слегка поцарапав» зубьями по лицу, распороть бедренную артерию или живот.

СИНОБИ-ДЗУЭ — «ШПИОНСКАЯ ТРОСТЬ»

Трость синоби-дзуэ (рис. 126) представляла собой бамбуковый шест длиной в 120–150 см с металлическим заостренным набалдашником (исидзуки) в нижней части, с прочным стальным крюком на другом конце и 4–5—ю веревочными петлями. Перебираясь через ограду, ниндзя мог приставить синоби-дзуэ к стене или повесить ее за крюк и легко подняться вверх, используя тело трости и веревочные петли.


МУСУБИ-БАСИГО — «ВЯЗАНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Мусуби-басиго (рис. 127) — простейший и вполне привычный нам вариант лестницы. При ее изготовлении к двум длинным бамбуковым жердям веревочной вязью крепятся перекладины длиной в 25–30 см из того же материала. Единственная особенность шпионского варианта — соломенная обертка жердей по обоим концам, предотвращающая их скольжение и гасящая звуки при приставлении лестницы к стене и ее трении при подъеме.

Конструкция лестницы мусуби-басиго столь проста, что ее можно изготовить за очень короткий промежуток времени из подручных материалов. Но известны и специальные разборные варианты мусуби-басиго, в которых используются две длинные жерди с прикрепленными к ним металлическими скобами, в которые просовываются перекладины.

ТОБИ-БАСИГО — «ЛЕТУЧАЯ ЛЕСТНИЦА»

В этой разновидности лестницы к одной бамбуковой жерди привязывается несколько бамбуковых же перекладин, а верхний и нижний концы обматываются соломой (рис. 128). Эту лестницу также можно изготовить очень быстро.


КУМО-БАСИГО — «ОБЛАЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Кумо-басиго использовалась, если длины мусуби-басиго не хватало для подъема на нужную высоту. В этом случае к мусуби-басиго сверху привязывалась тоби-басиго, увеличивая общую длину конструкции почти в два раза (рис. 129).


МАКИ-БАСИГО — «СМАТЫВАЮЩАЯСЯ ЛЕСТНИЦА»

Такая разновидность лестницы несомненно известна читателю, например, по романам Александра Дюма. Именно по таким веревочным лестницам французские ловеласы лазили на свидания к своим возлюбленным или удирали от них в случае возвращения мужа.

Маки-басиго представляет собой две параллельные веревки с крюками на концах с привязанными бамбуковыми перекладинами (рис. 130).


Такая конструкция легко позволяет превратить довольно длинную лестницу в небольшой сверток.

Более сложный вариант маки-басиго собирался из равных по длине обрезков бамбука с высверленными перегородками, сквозь которые пропускалась веревка.

НАВА-БАСИГО — «ВЕРЕВОЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Это разновидность предыдущей лестницы, отличающаяся тем, что к концам ее перекладин прикреплены небольшие острые штыри, свободно вращающиеся на веревочных петлях и позволяющие зафиксировать лестницу в щелях между камнями и тем самым предотвратить ее раскачивание на ветру (рис. 131). Отсюда другое название этой лестницы: «каги-басиго» — «лестница с крюками». Такие варианты применялись при подъемах на особенно высокие кручи, главным образом, в горах.


КУМО-БАСИГО — «ЛЕСТНИЦА-ПАУК»

Из источников известен и иной вариант одноименной лестницы кумо-басиго, не имеющий, впрочем, ничего общего со своим предыдущим однофамильцем (рис. 132).


Этот вариант кумо-басиго представлял собой связку расходящихся в разные стороны, словно лучи солнца или лапки паука, веревок с крюками. Крюки зацепляли за ветки и стволы деревьев, и ниндзя легко перебирал по лесному массиву на большой высоте, оставаясь скрытым в листве и хвое и не оставляя следов на земле.

ТАКА-БАСИГО — «ВЫСОТНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Описания этой лестницы в работах современных японских историков мне найти не удалось, но, судя по иллюстрации из старинного наставления по нин-дзюцу, приводимой Хацуми Масааки в книге «Ninjutsu history and tradition», такую лестницу использовали в качестве моста, наводимого через широкие пропасти. Для предотвращения раскачивания лестницы на ветру ее середину поддерживали при помощи веревки с крюком (рис. 133).


Различные варианты лестниц показаны также на рисунках 134–135.



КАСЯ — «РОЛИК»

Ролик кася (рис. 136) в сочетании с длинной веревкой позволял ниндзя в мгновение ока пересекать большие открытые пространства, быстро перемещать с места на место снаряжение и иные грузы. Нередко такие «тарзанки» устраивались загодя для обеспечения отрыва от погони в случае провала операции. Для этого веревку одним концом крепили на высоте, другим на земле, чтобы обеспечить ей переменной длины цуги-басиго, справа — опускаемая на веревках гансэки-басиго пологий уклон. Если под рукой не было ролика, можно было воспользоваться обычной ременной петлей, специально обработанной для скользкости.


НАГАДЗЁ — «ДЛИННЫЙ ПОДЪЕМНИК»

Так назывался прочный мешок, который использовали для подъема и спуска людей или снаряжения. Нечто подобное в настоящее время используют пожарные.

ИППОН СУГИ-НОБОРИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ЛАЗАНИЯ ПО ДЕРЕВУ СУГИ»

При лазании по гладким стволам деревьев и колоннам ниндзя использовали «приспособление для лазания по дереву сути» (рис. 137). Сути, или криптомерия, это высокое хвойное дерево, у которого ветви начинаются довольно высоко.


Иппон суги-нобори представлял собой железный брусок круглого сечения с довольно длинными и прочными шипами и веревкой, закрепленной на обоих концах. Ниндзя обвивал веревкой дерево так, чтобы шипы вонзились в дерево с противоположной от него стороны, натягивал веревку, упирался в ствол ногами и отклонялся спиной назад. За счет такой «распорки» он мог висеть на стволе, а быстро перебрасывая иппон суги-нобори вверх и подтягивая ноги, взбираться все выше и выше.

Аналогичную технику подъема на дерево можно использовать и с обычным поясом, или кожаным ремнем.

Суйки — «водное снаряжение»

В подготовке японских воинов издревле немалое место занимало боевое плавание. Во многом развитию плавания способствовало островное положение Японии, а также многочисленные водные преграды — реки, озера, пруды, рвы и т. д., которые приходилось преодолевать воинам во время боевых действий.

Реки как транспортные пути связывали между собой разные части страны. Но они же их и разделяли. Ямагути Масаюки высказывает любопытную мысль, что одним из важных факторов поддержания мира при сёгунате Токугава было запрещение бакуфу строить мосты по своему усмотрению. Ограничив число мостов и установив на всех переправах контрольно-пропускные посты, правительство имело возможность почти абсолютного контроля за передвижениями людей, тем самым препятствуя реализации заговоров. В старинной песне говорится:

До Хаконэ ри, и это расстояние можно проехать на коне,
Но на пути есть непреодолимые глубокие реки…

Конечно, профессиональные воины овладевали самыми разными стилями плавания: в доспехах и без них, на животе, спине, боку или в вертикальном положении для стрельбы из лука из воды, на скорость и дальность и т. д. Но ниндзя предпочитали форсировать водные преграды не вплавь, а с помощью различных плавсредств, и всеми силами старались уберечь свою одежду и снаряжение от намокания. Понять причину несложно, если представить себе лазутчика, пытающегося прокрасться во вражеский замок после купания во рву. Ну, как тут спрячешься от стражи, если за тобой на полу остается мокрый шлейф и отпечатки следов? Да и обычные воины плавать в доспехах (как и сражаться под дождем) не любили: все веревочные и тканные соединения доспехов набухают, и панцирь становится неподъемным, от воды ржавеет холодное оружие, отсыревает порох, портятся ружейные фитили и т. д.

Поэтому в наставлениях по нин-дзюцу весьма большое место занимают плавательные средства, или суйки. Все суйки можно разделить на 7 категорий:

1. плоты (икада);

2. лодки (фунэ);

3. плавательные мешки и жилеты;

4. «водяной паук» (мидзугумо);

5. понтонные мосты (укибаси);

6. вспомогательные плавательные средства (ласты, трубка и т. д.);

7. разведывательно-диверсионные корабли.

ГАМА-ИКАДА — «КАМЫШОВЫЙ ПЛОТИК»

Описание и рисунок этого плавсредства, рассчитанного на одного человека, имеется в «Бансэнсюкай» (рис. 138).


Для изготовления гама-икада нарезали камыш-рогоз, связывали его в толстый сноп, который в нескольких местах перетягивали веревкой. Сквозь сноп для повышения устойчивости и плавучести продевали доски, ветки, бревна, так чтобы они выступали по бокам, словно ножки сколопендры. Перемещались на гама-икада, отталкиваясь от дна длинным бамбуковым шестом, или гребя широкой доской, заменявшей весло (рис. 139).


КАМЭ-ИКАДА — «ПЛОТИК ИЗ КУВШИНОВ»

Камэ-икада изготавливался из нескольких жердей, за которые могли сойти также копья или доски, и различных плавучих предметов вроде кувшинов, деревянных ящиков и т. д. Две жерди помещались параллельно друг другу на расстоянии примерно в 1 метр и соединялись между собой поперечинами, которые надежно фиксировались веревками. К образовавшейся рамке крепились кувшины, настилалась «палуба», и плотик был готов «к употреблению» (рис. 140–142).




КАВАЦУДЗУРА-ИКАДА — «ПЛОТИК ИЗ ЧЕМОДАНОВ»

Да-да, из чемоданов! Правда, старинные японские «чемоданы» несколько отличались от современных. Они представляли собой короба из лощеной кожи довольно большого размера, использовавшиеся для хранения одежды. Как правило, для сооружения плота брали два таких «чемодана». С «чемоданов» снимали крышки. В результате у ниндзя в руках оказывались четыре объемных кожаных ящика. На них устанавливались специальные скобы, которые позволяли очень быстро соединить ящики в подобие четырехугольной лодки-плотика (рис. 143).


УКИКИ — «ПЛАВАТЕЛЬНОЕ СРЕДСТВО»

Укики — это обычный деревянный щит. На него можно положить не очень тяжелые вещи, которые ни в коем случае нельзя намочить. Сам ниндзя оставался в воде и плыл, работая ногами и толкая щит перед собой. После высадки можно было установить щит для защиты от пуль и стрел и перевести дух для решающего броска.

СИНОБИ-БУНЭ — «ШПИОНСКАЯ ЛОДКА»

Знаменитая разборная «шпионская лодка» известна не только из источников. Такая лодка по сей день хранится в доме семьи Охара (находится в г. Тоно уезда Кока префектуры Сига).

Она собирается из 12 ящиков, каждый из которых имеет 14 см в длину, 21 см в ширину и 12 см в высоту. Так как лодка собирается из ящиков, ее называют также «хакобунэ» — «лодка из ящиков». Порядок их сборки породил еще одно название: «цугибунэ» — «лодка [из ящиков, расставляемых] один за другим» (рис. 144).


На одном из ящиков, хранящейся в доме Охара лодки, имеется надпись: «Синоби-бунэ, 1 штука. Семья Сасаяма». Считается, что эту лодку придумал более двухсот лет назад знаменитый наставник нин-дзюцу из Кога Охара Кадзума.

В том же доме Охара хранится книга «Кусуноки-рю ка-дзюцу» («Искусство применения огневых средств школы Кусуноки-рю»; датируется 1866 г.), в конце которой помещен рисунок, показывающий применение синоби-бунэ. На рисунке два ниндзя переправляются через реку на «шпионской лодке», по обоим бортам которой установлено по небольшому орудию. Историки очень скептически оценивают возможность такого применения синоби-бунэ, а Ямагути Масаюки считает, что установить два орудия на лодку такой конструкции можно было бы, лишь увеличив ее размер в 5–6 раз.

Не вполне ясен вопрос и о сфере применения синоби-бунэ. Нава Юмио указывает, что «шпионская лодка» — вещь довольно тяжелая, и по-видимому, использовать ее можно только во время крупномасштабных боевых действий, а не как не во время шпионских операций. Впрочем, синобэ-бунэ мог использовать отряд ниндзя. При этом каждый из шпионов нес по одной секции.

ХАСАМИБАКО-БУНЭ — «ЛОДКА ИЗ ХАСАМИБАКО»

Хасамибако — это лакированный дорожный ящик, который японцы носили на конце палки через плечо. Таким образом, хасамибако-бунэ — это лодка, собиравшаяся из лакированных ящиков. Такая лодка описана в «Бансэнсюкай» (рис. 145).


По своей конструкции она походит на кавацудзура-икада и синоби-бунэ. При этом жердь для переноски можно использовать как весло или шест для отталкивания от дна.

Иногда ниндзя использовал один-единственный ящик хасамибако. Тогда ему приходилось плыть в воде, сложив в ящик свои скромные пожитки, боящиеся воды. Известны сборные образцы таких ящиков (рис. 146).


УКИТАСУКИ — «ПЛАВУЧИЕ ЛЯМКИ». «КОСИОБИ» — «БЕДРЕННЫЙ ПОЯС»

Ниндзя вкладывали высушенные плоды тыквы-горлянки в длинный узкий тряпичный чехол и завязывали его концы. Получившийся «спасательный жилет» обвязывали вокруг пояса или груди на манер лямок-тасуки, которыми самураи подвязывали куртку, чтобы она не мешала в бою.

УКИИТА — «ПЛАВУЧАЯ ДОСКА»

Еще один вариант «спасательного жилета» — обычная доска. Доски привязывали либо к животу и спине, либо к правому и левому боку.

УКИБУКУРО — «ПЛАВУЧИЙ МЕШОК»

Речь идет о «надувном жилете». Его изготавливали из кожи оленя, обмазанной смолой, надували, охватывали им поясницу и бока и завязывали в кольцо на груди шнуром.

МИДЗУГУМО — «ВОДЯНОЙ ПАУК»

Это, пожалуй, самое загадочное и оригинальное плавсредство в арсенале ниндзя подробно, с указанием размеров, описано в «библии» нин-дзюцу «Бансэнсюкай».

Дошедшие до наших дней образцы мидзугумо (автор видел их и в музее ниндзя-ясики в г. Ига Уэно, и в доме Мотидзуки в г. Конан) выглядят следующим образом: четыре связанные между собой дощечки, вырезанные в форме четверти кольца, соединены между собой в кольцо, в центр которого помещена пятая прямоугольная дощечка с веревочным креплением, как у всем известных «вьетнамок» (рис. 147–148).



Сама конструкция мидзугумо подсказывает, что ниндзя надевали пару таких «пауков» на ноги и шли по воде. Точнее, как объясняют современные западные «знатоки», не шли, а скользили, так как попытка оторвать хотя бы одну ногу оборачивалась недобровольным нырком под воду.

Но… все современные опыты с мидзугумо окончились провалом. Не помогло даже обтягивание «пауков» кожей и обмазывание их маслом. И дело даже не в том, что современные спортсмены-гимнасты, участвовавшие в испытаниях, не знают всех тонкостей обращения с «водяным пауком». Просто подъемной силы такого мини-плотика, изготовленного из дерева, хватает лишь на то, чтобы поддерживать на поверхности предмет не более 2,5 килограмм весом! Ее не достанет даже для того, чтобы человек мог «скользить по илистой, топкой местности, когда вес распределяется на большую поверхность воды, или и травы» — именно такую теорию выдвинули современные западные «знатоки нин-дзюцу», пытающиеся оправдать «водяных пауков» в глазах публики. Увы! Вывод всех японских специалистов однозначен: мидзугумо совершенно непригодны ни для хождения по воде, ни для форсирования болот.

Зачем же автор «Бансэнсюкай» поместил описание мидзугумо в свою книгу? Над этой загадкой историки бьются по сей день. Возможно, Фудзибаяси Ясутакэ лично никогда не проверял эффективность «водяных пауков», возможно, что-то напутал, а может быть, просто пошутил. Впрочем, сама идея складных мини-плотиков-лыж выглядит очень привлекательной.

ТАРЮ МИДЗУГУМО — «ВОДЯНОЙ ПАУК, ЕДВА ДЕРЖАЩИЙ [НА ПОВЕРХНОСТИ ВОДЫ]»

Это еще один вариант мидзугумо, но гораздо более реалистичный. В целом его конструкция ничем не отличается от обычного мидзугумо, но вместо дощечек используются мешочки из промасленной непромокаемой ткани и бумаги, заполненные ватой (рис. 149) или надувные поплавки. Ниндзя передвигался на тарю мидзугумо не стоя, а сидя на центральной площадке, и не шел, а плыл — отсюда и название: «водяной паук, едва держащий [на поверхности воды]» (рис. 150).



Иными словами, тарю мидзугумо — это разновидность спасательного жилета (рис. 151).


УКИБАСИ — «ПЛАВУЧИЙ МОСТ»

В «Нинпидэн» описано несколько видов подвесных мостов, которые можно было устроить неожиданно для противника: укибаси, нагарэхаси, макурахаси и др. Не обо всех из них мы имеем представление, но вот укибаси можно реконструировать, так как и в «Нинпидэн», и в «Бансэнсюкай» имеются его рисунки (рис. 152).


«Плавучий мост» укибаси использовался при внезапном форсировании рва или реки, защищавших вражеский замок. Плавучий мост представлял собой довольно большую прочную веревочную лестницу с дощатыми перекладинами длиной в 1 кэн. Длина «лестницы» подбиралась такой, чтобы она достала до противоположного берега. Ко всем четырем концам канатов крепились стальные крюки, позволявшие надежно закрепить лестницу-мост на берегу. Хороший пловец брал один конец моста, в спринтерском стиле переправлялся на вражеский берег и закреплял укибаси при помощи крюков. После этого мост натягивали, закрепляли на своем берегу, и штурмовые отряды бросались в атаку. Идти по такому мосту можно было только в колонну по одному, да и то очень осторожно, чтобы не свалиться в воду.

МИДЗУКАКИ — «ЛАСТЫ»

Ласты-мидзукаки представляли собой оригинальную модификацию гэта — стандартных японских сандалий с деревянной подошвой и веревочным креплением, продеваемым между пальцев, как у «вьетнамок». Если у обычных гэта к днищу крепились деревянные колодки-платформы, то у мидзукаки колодки заменены на одну широкую доску, напоминающую по форме современные ласты и установленную не перпендикулярно, а под острым углом (рис. 153–154).



Такие «ласты» позволяли развивать приличную скорость и отрываться от преследователей. Часто их использовали в сочетании с различными видами спасательных жилетов: тарю мидзугумо, укитасуки, укибукуро и др.

ТАРУ-ИКАДА — «ПЛОТЫ-БОЧОНКИ»

Некоторые авторы помещают в число суйки и тару-икада — деревянные бочонки или глиняные горшки диаметром в 25–30 см, высотой до колен. Надев два таких «поплавка» (по одному на каждую ногу), ниндзя якобы мог передвигаться по воде с помощью длинного шеста или весла. Чтобы внутрь бочонков не попадала вода, вокруг ног для закупорки горловины обматывали пук соломы (рис. 155).


Понятно, что такой способ передвижения сравним разве что с цирковыми трюками. Поэтому вряд ли можно воспринимать его всерьез. Если ниндзя когда-либо и пользовались тару-икада, то, вероятно, только для того, чтобы заставить врагов поверить в свои чудесные возможности, создав иллюзию ходьбы «по морю, аки по суху».

УКИДАРУ — «ПЛАВУЧИЙ БОЧОНОК». УКИГУСА — «ПЛАВУЧАЯ ТРАВА»

Укидару, или укигуса, — это обычный японский фонарь цилиндрической формы из промасленной бумаги, натянутой на легкий костяной или бамбуковый каркас. С одной стороны в цилиндре было сделано отверстие, наглухо закрывавшееся заслонкой. Через него внутрь вставляли свечу. Такой фонарь ни у кого не мог вызвать подозрения, но ниндзя в случае необходимости моментально превращал его в неплохое плавсредство. Для этого было нужно лишь погасить свечу, закрыть заслонку и опустить цилиндр в воду. Прижимая его к груди руками, или зажав между ног, «невидимка» обретал дополнительную опору в воде. Обвязав фонарь укидару веревкой, его превращали в транспортный буй, причем груз можно было скрыть на веревке под водой. Легкий же груз, например донесения, прятали внутри поплавка. Укидару использовали также в качестве маяка, закрепленного на якоре в нужном месте.

МИДЗУДЗУЦУ — «ВОДЯНАЯ ТРУБКА»

С некоторой натяжкой к суйки можно отнести и дыхательную водолазную трубку мидзудзуцу (или такэдзуцу — «бамбуковая трубка»), позволявшую ниндзя прятаться от врага под водой, часами не поднимаясь на поверхность.

Ничего особенного в мидзудзуцу не было — обычная бамбуковая трубочка с удаленными перегородками длиной около 60 см (рис. 156).


Ниндзя ложился на дно водоема спиной, зажав ногами какой-нибудь камень. Один конец трубки, придерживая рукой и одновременно зажимая нос, чтобы в него не попадала вода, вставлял себе в рот, другой высовывал на несколько миллиметров над поверхностью воды и лежал себе преспокойно, пока врагам не надоедало его искать. С помощью мидзудзуцу также ходили по дну и плавали, залепив ноздри воском (рис. 157–158).



Мидзудзуцу нередко маскировали под какие-нибудь казавшиеся совершенно безобидными бытовые предметы, например, курительную трубку с длинным прямым чубуком или флейту. В случае крайней необходимости трубки можно было использовать ножны от меча с ченным наконечником.

СИНОБИ-КАЙ — «ПОТАЙНОЕ ВЕСЛО»

Весло синоби-кай представляло собой складной ковый веер, который можно было втянуть внутрь ковой трубки при помощи веревки (рис. 159).


КАНСЯ

Неширокие водоемы «невидимки» преодолевали в считанные мгновения при помощи «канся» — веревки, заранее натянутой между двумя берегами таким образом, чтобы она была полностью скрыта водой. Спасаясь от погони, ниндзя нырял в воду в известном ему месте, хватался под водой за веревку и, перебирая по ней руками, молниеносно вытягивал себя на другой берег. Такая простенькая уловка давала колоссальный выигрыш времени и экономила массу сил. Если преследователи находили конец веревки на своей стороне, они все равно ничего не могли поделать. Не помогало даже перерезание веревки: шпион все равно ускользал от них, ведь канся оставалась привязанной с другой стороны. Аналогичное приспособление позволяло ниндзя в мгновение ока соскальзывать со стены замка прямо в глубокий ров с водой и больше не показываться на поверхности. Пока враги гадали, утонул он или нет, ниндзя с помощью веревки, закрепленной на дне, вылезал где-нибудь в укромном местечке и «делал ноги».

Кайки — «приспособления для открывания»

Во многих старинных источниках слово «синоби», обозначавшее в средневековье шпионов и разведчиков, записано иероглифами, имеющими стандартное прочтение «сэтто» и значения «вор», «кража». Действительно, у нин-дзюцу немало общего с воровским ремеслом. Так же как профессиональные воры и взломщики, ниндзя должны были проникать в охраняемые помещения, вскрывать двери комнат и сейфов, взламывать замки и т. д. Разница была лишь в целях: если воры делали это для наживы, то «невидимки» для завладения секретными документами, убийства военных и политических деятелей. Впрочем, порой оказывалось, что от ниндзя до разбойника и наоборот всего один шаг. И нет ничего странного в том, что в период Токугава, когда многие ниндзя лишились работы, они занялись тривиальным грабежом и бандитизмом.

Как бы то ни было, кайки (рис. 160) — специальные инструменты для вскрытия дверей и взлома замков — занимают большое место в таких памятниках нин-дзюцу как «Нинпидэн» и «Бансэнсюкай».


ОО-СИКОРО — «БОЛЬШАЯ ПИЛА»

Оо-сикоро — большая пила (различные виды шпионских пил показаны на рис. 161–162), напоминающая по форме лист дерева, с острием и двумя лезвиями.



Изготавливалась из высококачественного железа. По форме «шпионская пила» напоминает заостренный лист дерева. Такая форма дает несколько преимуществ. Во-первых, такой пилой можно легко надрезать и распилить практически любую деревянную плоскую поверхность: стену дома, кладовой, забор, ворота, раздвижные деревянные ставни (амадо) и т. д. (рис. 163).


Во-вторых, ею можно проделать такое отверстие, чтобы с одной стороны оно было очень маленьким и незаметным, а с другой достаточно широким, благодаря чему ниндзя мог с комфортом рассматривать происходящее в комнате, где собрались враги. В наставлениях по нин-дзюцу приводятся самые различные размеры оо-сикоро. Согласно «Нинпидэн», длина пилы оо-сикоро должна быть около 37 см, ширина полотна около 6 см, длина рукояти около 37 см.

НАКА-СИКОРО — «СРЕДНЯЯ ПИЛА»

Полотно этой пилы, в отличие от предыдущей, было почти идеально круглым. Общая длина нака-сикоро около 25 см. Она позволяла легко прорезать небольшое отверстие в деревянных раздвижных ставнях (амадо) или дверях (хикидо) японского дома, после чего в них можно было выпилить нужный кусок.

КО-СИКОРО — «МАЛАЯ ПИЛА»

Это самый малый вариант шпионской пилы. Полотно ко-сикоро имеет длину около 15 см, максимальная ширина — 3 см, кончик сильно заострен. Рукоятка для облегчения надежного хвата обматывалась бумажным шпагатом или волокном глицинии. Лезвие ко-сикоро изготавливалось чрезвычайно тонким из стали высшего качества. Благодаря этому сохранившиеся образцы позволяют перепилить даже стальные прутья тюремной решетки (при этом пилу для избежания перегрева нужно периодически окунать в воду). Небольшие размеры ко-сикоро позволяют ее легко спрятать в левом внутреннем кармане куртки, во внутреннем кармане, скрытом за спинной дощечкой (ко-сиита) ига-бакамы или в обмотках-кяхан. Нава Юмио утверждает, что ниндзя иногда носили с собой по 4–5 таких пилок и использовали их для перерезания не только веревок и решеток, но и артерий врага в рукопашной схватке.

Разновидностью ко-сикоро можно назвать и пилку ядзири с толстым полотном, применявшуюся для перепиливания решеток (рис. 164).


ОО-КУНАЙ — «БОЛЬШОЙ КУНАЙ», КО-КУНАЙ — «МАЛЫЙ КУНАЙ»

Кунай (рис. 165) — один из лучших «помощников» ниндзя в деле взлома чужой «квартиры». Изначальное назначение куная — замена «саперной лопатки» для подкопа, для разрушения глиняной стены амбара с каркасом из прутьев внутри. Кроме этого его можно использовать как зубило для высекания огня ударом по кремню, в качестве короткого клинка в рукопашном бою и для метания по противнику.


Согласно секретным наставлениям нин-дзюцу, большой кунай имеет общую длину 67 см, а малый — 32 см (из них лезвие — 24 см, а рукоять — 8 см). Существовали кунай и меньшие по размеру, от 20 до 30 см. Они использовались, например, в качестве токи (см. тоби-кунай) или для крепления «плавучего моста» укибаси и т. д. Интересно, что во время второй мировой войны одно из подразделений японских сухопутных войск, по свидетельству Навы Юмио, с успехом пользовалось кунаями в рукопашных схватках.

СИНОБИ-ГАМА — «ШПИОНСКИЙ СЕРП»

Синоби-гама — замечательное подспорье при проникновении во вражеские замки или укрепленные лагеря. Этим серпом можно легко перерезать веревки заграждений, ловушек, нити, прикрепленные к сигнальным трещеткам, срубить мешающие ветки кустов и деревьев.

Вообще в таком использовании «шпионского серпа» не было ничего необычного. Дело в том, что подобные серпы крестьяне из горных селений центральных районов острова Хонсю применяли отнюдь не для уборки урожая зерновых, так как их основными занятиями были охота и заготовка леса, а для того, чтобы прорубать себе дорогу в зарослях.

«Шпионский серп» относится к такой разновидности серпа как «натагама» — «серп-топорик». Его стальное лезвие длиной около 15 см было слегка изогнутым, довольно широким и затачивалось только с той стороны, которая обращена внутрь. Оно вбивалось под небольшим углом в рукоять длиной 27–30 см, изготовленную из прочнейшего красного дуба. На торец рукояти для усиления крепилось железное кольцо. Самым слабым местом этого инструмента было соединение лезвия с ручкой. Поэтому иногда его дополнительно укрепляли, обматывая тонкой, прочной веревкой или кожаным шнуром.

Вообще серпы и косы, отличающиеся друг от друга длиной рукоятки, размером и степенью кривизны лезвия, способами его прикрепления к древку издревле использовались японскими воинами (рис. 166).


Наиболее широкое распространение они получили во флоте, где их применяли в качестве багров для подтягивания вражеских лодок при абордаже и для обрубания морских водорослей, затруднявших ход суденышек на мелководье.

Хотя в «Бансэнсюкай» синоби-гама помещена в раздел «Кайки», ниндзя широко использовали такие серпы и в качестве оружия. Этому способствовали относительно небольшие размеры «шпионского серпа», который можно легко спрятать под одеждой.

Согласно некоторым источникам, ниндзя использовали и другой вид серпа, называвшийся «оо-гама» — «большой серп». Скорее, это был даже не серп, а своеобразная мини-коса с длиной рукояти до 120 см! Оо-гамой можно было буквально косить ноги людей и лошадей, обезглавливать всадников, отклонять уколы копий и удары мечей.

Иногда в нижней части рукояти камы для защиты руки делалась своеобразная гарда, по виду напоминающая кастет с широким лезвием.

Изредка «воины ночи» использовали пару серпов — две ната-гамы или ната-гаму в сочетании с оо-гамой, но такое использование кама более характерно для Окинавы.

Вообще боевой серп — оружие страшное. Одно слово — «коса смерти». Серпом можно запросто отрубить руку или отсечь голову, подсекать и рубить, резать и колоть, захватывать и вспарывать, орудовать как дубинкой. По вариативности техники кама мало в чем уступает мечу или алебарде, а может быть, и превосходит их. Основными мишенями для атак камой, проводимых с неожиданных углов, являются кисти рук, локтевые и коленные сгибы, шея, лицо, спина и бока туловища. Серпом удобно отводить удары любыми видами холодного оружия. Его можно даже метать в цель на приличное расстояние.

ТОИКАКИ

Тоикаки (рис. 167) — это большой серп, использовавшийся для прорезания разного рода оград при проникновении во вражеский замок или лагерь. Тоикаки имеет зубчатое, пилообразное лезвие размером около 26 см и ручку длиной около 33 см. На торец рукояти для укрепления насажено железное кольцо шириной в 6 мм и диаметром в 3 см.


ТЭППА — «МЕТАЛЛИЧЕСКОЕ ЛЕЗВИЕ»

Тэппа — это специальный топорик, изготовленный из первоклассной стали (рис. 168).


Благодаря этому тэппа может заменить меч в рукопашной схватке. Этот топорик имеет рукоять длиной около 24 см, на торец которой насажено железное кольцо шириной 6 мм и диаметром 3 см. Лезвие тэппа — от 17 до 24 см длиной при ширине 9 см. Топорик ниндзя носили в специальных ножнах, заткнутым за пояс с левой стороны.

МОКУТАТИ — «ДЕРЕВЯННЫЙ МЕЧ»

Мокутати отличается от тэппа только тем, что на конец его рукояти надет заостренный набалдашник (исидзуки).

ЦУБО-КИРИ — «СВЕРЛО [ДЛЯ ВЫРЕЗАНИЯ ДЫРЫ РАЗМЕРОМ В] ЦУБО"»

Цельнометаллическое сверло цубо-кири по форме напоминает двузубую вилку, только у него в конце рукояти проделано широкое отверстие, через которое продевается поперечный рычаг-рукоять (рис. 169).


Взявшись за рукоять обеими руками и вращая сверло по кругу, в дощатой двери или в раздвижных ставнях (амадо) ниндзя мог прорезать дыру, достаточную, чтобы просунуть в нее руку и отодвинуть задвижку. Различались оо-цубо-кири — «большое цубо-кири» и ко-цубо-кири — «малое цубо-кири».

САМПО-КИРИ — «ТРЕУГОЛЬНОЕ СВЕРЛО». СИХО-КИРИ — «ЧЕТЫРЕХУГОЛЬНОЕ СВЕРЛО». СУРИ-КИРИ — «ПРОТИРАЮЩЕЕ СВЕРЛО». ОО-КИРИ — «БОЛЬШОЕ СВЕРЛО»

Эти «сверла» могли быть самых разных размеров. Они использовались для того, чтобы проделать крохотное отверстие, через которое можно было бы подглядывать за происходящим внутри помещения. В одном из секретных наставлений ниндзя описан образец такого кири с длиной рукояти в 24 см и клинка в 36 см, хотя зачем были нужны столь гигантские размеры не вполне ясно (рис. 170–171).



НОМИ — «ДОЛОТО». ОРИТАТАМИ-НОМИ — «СКЛАДНОЕ ДОЛОТО». ХАСАКИ — «КОНЧИК ЛЕЗВИЯ»

Все эти инструменты использовались ниндзя для того, чтобы выковырнуть замок или гвоздь, утопленные в доску или деревянный столб. Иногда долото могло складываться пополам, благодаря шарнирному соединению двух частей. Номи имели рабочую кромку длиной от 6 мм до 3 см (рис. 172).


КУРОРО-КАКИ

Это специальный инструмент для вскрытия воротных и амбарных задвижек (рис. 173).


Куроро-каки по размерам могли быть самыми разными, длинными и короткими, толстыми и тонкими. В «Нинпидэн» описан образец куроро-каки с рукоятью из дерева кипариса длиной 15 см с отверстием в нижней части, через которое пропущен шнур длиной 21 см. Железная часть куроро-каки согнута под прямым углом пополам, имеет толщину 4,5 мм, ширину 6 см и общую длину 36,5 см. Подобные инструменты использовали японские плотники. Куроро-каки просовывали в щель и поддевали задвижку снизу.

САКУ

Саку представляет собой длинный заостренный прут круглого сечения из каленого железа, насаженный на деревянную рукоять (рис. 174).


Ниндзя пользовались им для того, чтобы отжать язычок замка или снять дверь с петли. Длина саку могла быть самой разной.

САГУРИ-ГАНЭ. НОБЭ-КАКИ. ХА-КАКИ

Все это различные виды отмычек, использовавшиеся не только ниндзя, но и обычными ворами и грабителями. В старину они позволяли без проблем вскрыть практически любой замок.

КИНГЮБО — «КАМЕРА ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА»

Так ниндзя окрестили толстый отточенный кинжал, служивший ломиком при взломе дверей.

ХАСАМИ — «НОЖНИЦЫ»

Шпионские ножницы напоминают ножницы для перерезания колючей проволоки времен второй мировой войны. Они изготавливались из высококачественной стали длиной около 18–20 см и применялись для перерезания прутьев деревянных и бамбуковых заграждений (рис. 175)


РЁТО-КАНАДЗУТИ — «ДВОЙНОЙ МОЛОТ»

Речь идет об обычном, всем известном молотке, которым ниндзя при случае, не утруждая себя подбором отмычки, могли высадить любую дверь или ставню.

Каки — «огневые срвдства»

«Огневые средства», или каки, занимают в арсенале «воинов ночи» одно из главнейших мест. В книге «Путь невидимых: подлинная история нин-дзюцу» отмечалось, что ниндзя одними из первых в Японии осознали колоссальную важность огнестрельного оружия, взяли его на вооружение и использовали чрезвычайно широко. Поэтому при знакомстве с секретными наставлениями по нин-дзюцу в глаза бросается обилие описаний различных методов, связанных с применением огня.

Все каки можно разделить на 7 больших групп:

1) оружие убийства;

2) зажигательные средства;

3) средства сигнализации;

4) средства устрашения;

5) средства введения в заблуждение;

6) осветительные приспособления;

7) средства для переноски тлеющих углей для разведения огня.

Об оружии убийства и зажигательных средствах речь шла в предыдущей главе. Поэтому здесь мы на них останавливаться не будем.

СРЕДСТВА СИГНАЛИЗАЦИИ

Нороси-дзуцу — «труба [для пускания] сигнальных дымов» (ханаби-дзуцу — «труба [для запускания] фейерверков»)

Искусство подачи сигналов при помощи костров издревле считалось одним из важнейших элементов военного искусства. По-японски это искусство называется «нороси-дзюцу», причем слово «нороси» может записываться двояко. В одном случае это «пламенеющий огонь» (хока), в другом — «волчий дым» (роэн). Эти варианты указывают на двуединую сущность нороси-дзюцу: днем сигналы подавались дымами, а ночью огнями.

Использование сигнальных костров для подачи сигналов в Японии уходит корнями в седую старину. Считается, что уже в 664 г. император Тэнти приказал устроить специальные посты для подачи сигналов, чтобы в случае вторжения китайцев можно было немедленно сообщить об этом в столицу.

Правила организации такой сигнализации были позаимствованы из Китая. Сигнальные посты (фу) устраивались через каждые 40 (тогдашних) ри (приблизительно 24–25 км) на хорошо видимых возвышенностях. Если же посты были разделены горами и холмами, их располагали таким образом, чтобы сигнальные огни были взаимно видны.

И днем и ночью на сигнальных постах несла караул команда из 6 сторожей — командира караула, его заместителя и 4 рядовых. Рядовые поочередно дежурили парами во главе с командиром или его заместителем.

На каждом сигнальном посту устраивались по 4 дымовых трубы из глины и 4 «факела».

Дымовые трубы (като) имели высоту 5 метров и коническую форму — при узкой вершине такая труба имела в диаметре у основания 4 метра. Внизу была устроена топка. Трубы можно было направлять в разные стороны. При подаче дымовых сигналов брались камыш (кая) и сырой хворост, к которым добавляли ветки, солому, полынь, волчий помет и т. д.

Факелы, служившие для подачи огненных сигналов ночью, имели в высоту 2,4 м и представляли собой сосновый корень окружностью в 60 см, обмотанный соломой.

При подаче сигнала с помощью сигнального костра в середину топлива следовало положить сухой тростник (аси), сверху него — сухой травы, а под него — смолистые ветки сосны.

Днем сигналы подавались дымом в течение одного коку (около 30 минут), а ночью до полного сгорания костра. На случай появления «разбойников» на границе были установлены специальные правила, определявшие число костров и дымов в зависимости от численности неприятеля. Эти правила были также переняты у китайцев: при обнаружении врага численностью до 500 человек нужно было запалить 1 трубу (или 1 факел), если противник шел в атаку — соответственно 2 и т. д. Если передний пост по какой-то причине не откликался на сигнал, следовало немедленно отправить туда посыльного. Если днем наступала пасмурная погода, или сгустился туман, и сигнальный дым стал невидим, следовало немедленно отправить посыльного и уведомить передовые сигнальные посты. Если туман рассеивался, сигнализировать следовало дымами, как было установлено правилами. Во избежание ошибок сигнализации в окружности поста запрещалось самовольно разводить костры (рис. 176).


Согласно источникам, если добавить в огонь помет волка или мыши, дым вздымается прямо в небо, но так ли это никто не проверял.

После того, как японцы научились изготавливать дымный порох, огни с использованием волчьего помета постепенно ушли в небытие, была разработана новая система сигналов с использованием пороха.

В «Вакан сампо дзуэ» говорится: «Разведчики выясняют обстановку во вражеском лагере — медлит ли [враг] или торопится, и подают сигналы, как установлено — один, или два, или три. В состав заряда для ракеты входят камфара, сера, селитра, железный порошок и другие компоненты, но объем их передается изустно. Составив [заряд], его вкладывают в травяной мешок (куса-букуро) длиной в 9 см и окружностью в 6 см, крепят к большому бамбуковому шесту и поджигают. Когда смесь вспыхнет, в нее кладут штуку шелка. Когда пламя поднимется в небо, шелк разлетается во все стороны; это называется «хиру-нороси» — «дневная ракета».

Ночью используют «ё-нороси» — «ночную ракету». Она большая, словно метеор, с длинным-длинным хвостом. Два этих способа — это быстрые способы военной сигнализации».

Указания по использованию сигнальных ракет разбросаны по наставлениям по нин-дзюцу. Так в одном из них в разделе «Сигнальные дымы» говорится: «[В сигнальный огонь] бросают треть волчьего помета, четверть сосновых иголок, большое количество соломы. Что касается упомянутой выше трети, это треть соломы, что касается четверти, это четверть соломы».

Ныне праздники с запусканием замечательных фейерверков, вызывающих всеобщее восхищение, распространены по всей Японии. Говорят, что это следы бесконечных скитаний ниндзя, повсюду подававших сигналы ракетами и огнями. Конечно, это большое преувеличение, но зерно истины в нем есть. Ямамото Сигэтака, заведующий библиотекой г. Ига Уэно, где хранятся многие ценные документы, рассказывающие о деятельности ниндзя, установил, что, например, традиция запуска фейерверков провинции Микава происходит от ниндзя из Ига, находившегося на службе князя Токугава Иэясу.

СРЕДСТВА УСТРАШЕНИЯ

Хякурайдзю — «ружье ста громов» (хякурайдзуцу — «трубка ста громов»)

Спасаясь от врага бегством, ниндзя для прикрытия мог использовать хлопушку хякурайдзю — «ружье ста громов», позволявшую сымитировать беспорядочную пальбу из ружей целого отряда и тем самым напугать преследователей.

Хякурайдзю изготавливали из 5—10 обрезков бамбука, начиненных порохом и по сути являвшихся обычными китайскими петардами. Их связывали вместе веревкой, служившей фитилем. Огонь передавался от одной бамбуковой трубки к другой, и петарды взрывались друг за другом, имитируя пальбу целого отряда стрелков.

СРЕДСТВА ВВЕДЕНИЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Для сокрытия своих маневров «невидимки» использовали дымовые шашки (кэмуридама) «ториноко», представлявшие собой небольшие шарики из высокосортной плотной бумаги ториноко, начиненные дымным порохом. Взрывались ториноко вовсе не от удара об землю, как это любят показывать в боевиках с участием Косуги Сё, а только при поджигании фитиля, который специально выводился наружу (рис. 177).


Чтобы воспользоваться своей «игрушкой», ниндзя должен был на бегу запалить фитиль, что вовсе непросто. Спасало, пожалуй, лишь наличие переносной жаровни «доноби» с тлеющим углем внутри. Зато эффект от взрыва был довольно впечатляющим: оглушительный грохот в сочетании с ярчайшей вспышкой и столбом черного дыма. Посреди этой «завесы» ниндзя моментально припадал к земле, скидывал верхнюю куртку (или плащ) и швырял ее от себя подальше. Преследователи, которым дым разъедал глаза, могли увидеть лишь, как какой-то силуэт метнулся в сторону, и бросались за ним вдогонку. Воспользовавшись этим, «невидимка» удирал в другом направлении, оставив противника с носом. Такой способ ухода от погони носит название «веер в тумане» — касуми-оги.

ОСВЕТИТЕЛЬНЫЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

Хотя ниндзя нередко называют суперменами, на самом деле, они, конечно же, были обычными людьми и как все обычные люди в кромешной тьме видеть не могли. Поэтому в случае необходимости они широко использовали различные осветительные приборы. Описания различных свечей, факелов, фонарей занимают огромное место в различных наставлениях по нин-дзюцу.

Угикоми сёкудай — «втыкающийся подсвечник»

Утикоми сёкудай представлял собой простейший подсвечник — металлическую пластинку, загнутую в форме латинской буквы «L» с заостренными обоими концами. Одним концом ее можно было воткнуть в стену, а на второй насадить свечку. Утикоми сёкудай использовался для освещения помещений. Лучшие образцы «втыкающегося подсвечника» имели на верхнем конце двойное железное кольцо. Во внутреннее кольцо вставлялась игла, на которую нанизывалась свечка. Благодаря вертикальному положению свечки, она давала достаточно света и горела довольно долго. Такие подсвечники использовали знаменитые 47 ронинов из Ако.

Цури-дзётин — «подвесной фонарик»

Это еще один вариант подсвечника. Он представлял собой тоненький обрезок бамбука, который можно было воткнуть в какую-нибудь щель в стене, со вставленной крохотной свечкой.

Юото дзётин — «сборный фонарь» (оритатами-юото — «сборный фонарь»)

Особенность этого фонаря состоит в том, что он дает строго направленный пучок света, при котором лучи не рассеиваются вокруг. Это обеспечивается особой конструкцией фонаря, представляющего собой заделанную с одного конца трубку с прикрепленной в глубине свечкой. Благодаря этому его можно легко прикрыть рукавом или «загасить», прижав к телу лицевой стороной. Это свойство было чрезвычайно полезно во время тайного проникновения, но возможности использования такого фонаря ограничивались относительно большими размерами, мешавшими при переноске. Другая особенность конструкции этого «шпионского фонаря» состоит в том, что специальное устройство все время обеспечивает правильное вертикальное положение свечи (рис. 178–180).



Известны два варианта такого фонаря: малый — коюото — с трубкой длиной около 13 см и диаметром 8 см, и складной — наподобие телескопической удочки — оритатами-кюто. Оба варианта были весьма удобны в переноске. Изготавливали кюто дзётин из дерева, железа или меди.

В трактатах ниндзя описано свыше сотни различных вариантов факелов, что само по себе свидетельствует об их значении для «ночных демонов». Естественно, что далеко не все описания достаточно подробны и снабжены рисунками, и далеко не все из них мы можем сегодня реконструировать. Однако на основе одних лишь названий можно судить о широте применения факелов и о том почтении, с которым к ним относились «воины ночи». Так в «Бансэнсюкай» упоминаются такие факелы:

хикякуби — «курьерский огонь»,

нюкоби — «огонь входящего ребенка»,

ит-тёка — «огонь, [светящий на расстояние] одного тё»,

гори кёка — «факел, [светящий на расстояние] пяти ри»,

ама кёка — «дождевой факел»,

сёмэцуби — «появляющийся и исчезающий факел»,

мидзу-таймацу — «водный факел»,

Ёсицунэ мидзу-таймацу — «водный факел Ёсицунэ»,

дзёд-зё мидзу-таймацу — «превосходнейший водный факел»,

ути-таймацу — «втыкающийся факел»,

мацубури кёка — «факел «Раскачивающаяся сосна»»,

ябара-таймацу — «факел ябара (?)»,

камибигата — «божественный огонь»,

тэ-киутияку — «уничтожающее врагов снадобье»,

Ёсицунэ-би — «огонь Ёсицунэ»,

фумэцу-таймацу — «неистребимый факел»,

каго кёка — «факел-корзинка»,

мусоби — «огонь мечты»,

саруби — «обезьяний огонь»,

кайтюби — «запазушный огонь»,

тэкёка — «ручной факел»,

тэноутиби — «огонь в руках»,

тэнгуби — «огонь тэнгу»,

мидзуби — «водный огонь»,

окина-но хи — «огонь старика»,

мууби — «огонь без перьев»,

ёути тэммонби — «небесный огонь для ночного боя»,

ягура отосиби — «огонь, падающий в ягура»,

маоби — «огонь царя демонов»,

ёдзинби — «огонь предосторожности»,

синоби-таймацу — «шпионский факел»,

синоби якиба — «шпионская сжигаемая листва»,

кумадзакаби — «огонь Кумадзаки»,

тама когасиби — «огонь, обугливающий яшму»,

синоби ути таймацу — «втыкающийся шпионский факел»,

такэ-таймацу — «бамбуковый факел»,

хиноки-таймацу — «факел из дерева хиноки»,

оо-таймацу — «большой факел»,

нагарэхоси — «метеор»,

хорикоми-таймацу — «вбрасываемый факел»,

оги-таймацу — «факел-веер»,

акидзуки-таймацу — «факел «Осенняя луна»»,

араси-таймацу — «факел-буря»,

дзюри-таймацу — «факел, [светящий на] 10 ри»,

фури-таймацу — «качающийся факел»,

ооби каго-таймацу — «факел-корзинка большого огня»,

тэкими-таймацу — «факел, показывающий врага»,

кара-таймацу — «китайский факел»,

ро-таймацу — «восковой факел»,

суйтю фуридаси таймацу — «факел, вытряхиваемый в воду»,

ёараси-таймацу — «факел «Ночная буря»»,

титикомэ-таймацу — «окутывающий факел»,

до-таймацу — «телесный факел»,

у-но хана цукиё-таймацу — «факел лунной ночи [в форме] цветка у»,

хана-но акэбоно таймацу — «факел «Цветок на рассвете»»,

татэ-таймацу — «щитовой факел» и др. (рис. 181)


Еще одним интересным, в этом отношении памятником является «Мурасамэ дайхи-но маки» («Свиток о великом секрете короткого ливня»), где тоже описано с десяток любопытных осветительных приборов:

хаяросоку — «быстрая свеча»,

цуцу-но би — «огонь в трубке»,

мидзу-таймацу — «водный факел»,

«хякуё росоку» — «свеча ста ночей»,

«мидзу-тосин» — «водяной фонарь-сердце»,

«касуми» — «туман» (бамбуковая трубка, начиненная веществом, выделяющим ядовитый газ при горении),

«ёути-мурасамэ-яку» — «средство, проливающее ливень во время ночного боя»,

«нэмури-яку» — «усыпляющее средство»,

«хинава» — «зажигательный фитиль»,

«сагэо» — «шнур меча» с зажигательным снарядом на конце.

Хочется отметить, что в этом же тексте описана весьма любопытная, хотя и не относящаяся к каки, штука под названием «катана-дзумэ» — «набивка для меча». Катана-дзумэ — это кетовая икра. Если ею залепить ножны меча противника, он просто не сможет выхватить свой меч в нужный момент.

Описать все виды факелов, упоминаемых в наставлениях по нин-дзюцу, у нас просто нет возможности, так как это заняло бы очень много место. Остановимся лишь на самых интересных вариантах.

Фуу кёка — «факел, [горящий] на ветру и под дождем»

Для изготовления этого вида факела брали 100 моммэ очисток батата, 5 моммэ селитры и 100 моммэ полыни и растирали в белую кашу, которую на ночь помещали в воду. На утро в нее добавляли 10 моммэ серы, 50 моммэ камфары, 10 моммэ камыша кая, 8 моммэ кунжута, 20 моммэ сосновой смолы, 5 моммэ бирючины, 3 моммэ злака диарены, 25 моммэ сосновых опилок и 8 моммэ чая в порошке.

Мидзу-таймацу — «водный факел»

Такие факелы не затухали даже под проливным дождем. Так как мидзу-таймацу давал направленный свет, его использовали вместо фонаря, чтобы осветить внутренности здания с улицы через окно или дыру в стене.

При изготовлении мидзу-таймацу 20 моммэ камфары, 5 моммэ полыни, 7 моммэ коровьего навоза, 20 моммэ серы, 80 моммэ пороха, 4 моммэ сосновых опилок измельчали до состояния пудры, обливали сивухой и помещали в бамбуковую трубку.

Мидзу-кагари — «водный фонарь»

Этот вид факела также продолжал гореть, даже оказавшись в воде. Подожженный мидзу-кагари ниндзя специально сбрасывали в ров, чтобы выяснить глубину воды, характер дна, наличие заграждений и т. д.

Суйтю-таймацу — «водный факел»

Это еще одна разновидность факела, не тухнущего в воде (рис. 182).


Суйтю-таймацу имел длину около 90 см и начинялся порохом с добавкой камфары. Рецепт горючей начинки был таков: 5 фун камфары, 25 моммэ 5 фун серы, 25 моммэ селитры и 2 моммэ 5 фун золы.

Такэ-таймацу — «бамбуковый факел»

Так назывался простенький осветительный прибор. К тонкому обрезку бамбука длиной чуть более 30 см с хорошо заостренным одним концом привязывали сосновый корень, который затем поджигали. Благодаря заточке бамбуковой рукоятки такого факела его можно было легко воткнуть в землю или в татами внутри помещения.

Явара-таймацу — «соломенный факел»

Этот вид факела можно было мгновенно притушить, «задушив» огонек пальцами, а потом столь же мгновенно раздуть.

Кэдзуриби — «огонь, загорающийся от чирканья»

Это маленький факел, воспламенявшийся, если по нему чиркали ножичком.

Намбандзан — «гора южных варваров»

Факел намбандзан давал мощнейший сноп огня. Его поджигали, забрасывали во вражеский замок или лагерь и, осветив его внутренности, изучали план укреплений, выясняли численность гарнизона и т. д.

Ёути тэммонби — «огненное светило в ночном бою»

Ёути тэммонби — это разновидность огненной стрелы, использовавшаяся вместо современной осветительной ракеты для освещения больших площадей. Ниндзя запаливали фитиль стрелы и выстреливали ее высоко в небо.

Нагэ-таймацу — «метательный факел»

Нагэ-таймацу применялся для освещения пространства под стеной крепости. В его нижней части помещался груз с длинным стальным штырем. Факел поджигали и сбрасывали со стены. Упав с высоты, он вонзался штырем в землю и освещал все вокруг, помогая обнаружить диверсантов, скапливающихся под стеной для неожиданного нападения (рис. 183).


Тэнохира-таймацу — «ладонный факел»

Это крошечной факелок длиной всего 6 см, использовавшийся наподобие нашей спички. Им ниндзя мог подсветить себе, спрятав в ладонях, прикрыв рукавом или засунув за пазуху. Тэнохира-таймацу изготавливали из щепок корней сосны, обмотанных конопляной нитью или кожицей бамбука, и пороховой начинки. При всей внешней незамысловатости, в изготовлении такого «прибора», согласно утверждениям наставлений ниндзя, существовали какие-то секреты, передаваемые исключительно изустно (рис. 184).


Существует предание, что в старину ниндзя из Ига, направляясь на встречу со своим «коллегой», работающим в какой-нибудь далекой провинции, обязательно брал с собой такой крошечный факелок в качестве своеобразной визитной карточки.

Кагоби — «огонь в корзинке»

Как видно из самого названия, речь идет о свечке, помещенной для защиты от ветра в корзинку с небольшой дверкой сбоку. Внутри корзинки находилось специальное шарнирное устройство, обеспечивавшее вертикальное положение свечи вне зависимости от наклона корзинки (рис. 185).


Кару-таймацу — «легкий факел»

Во втором свитке «Нинпидэн» как одно из самых секретных вспомогательных средств ниндзя описан «легкий факел» кару-таймацу. Его изготавливали из щепок коры дерева хиноки, которые связывали в пучок при помощи нити из конопли или глицинии. Кару-таймацу имел плоскую форму и длину около 36 см. Его обвязывали нитью через каждый сун. В «Нинпидэн» говорится, что ниндзя должен постоянно носить с собой этот факел в бамбуковом футляре или в какой-нибудь обертке, спрятав на спине под курткой. Это объясняется тем, что при небольшом размере кару-таймацу давал мощный свет, позволявший осветить довольно большую площадь.

Татэ-таймацу — «щитовой факел»

Этот факел представлял собой вариант свечки, установленной на специальную полочку с тыльной стороны большого щита (рис. 186).


Разумеется, речь идет не о ручном щите, а о большом щите, применявшемся при осаде. Эта свечка позволяла согревать руки в ночные холода, записывать наблюдения и запаливать фитили ружей в случае вылазки врага

Помимо свечей и факелов для освещения помещений использовались также «огненные сюрикэны» и стрелки, выплевываемые из духовой трубки.

Хисякэн — «огненный сюрикэн»

Крестообразный сюрикэн (дзюдзи-сюрикэн), сюрикэн-звездочку (сэйкэй-сюрикэн), сюрикэн-шестиконечник или металлическое кольцо можно было обмотать шнуром, пропитанным маслом. Затем этот фитиль поджигали, а сюрикэн броском вгоняли в стену, балку или дерево, превращая в своеобразный светильник. Иногда в середину фитильной обмотки вкладывался заряд из селитры, и тогда хисякэн становился бомбой замедленного действия, способной запалить здание.

Фукия-би — «огненная духовая стрелка»

Ниндзя обмазывали серой стрелки духовой трубки, поджигали их и «выплевывали» вверх, в небо. Пока стрелка падала вниз, она освещала помещение наподобие миниатюрной осветительной ракеты.

ПРИСПОСОБЛЕНИЯ ДЛЯ ПЕРЕНОСКИ УГЛЕЙ

Древние японцы не знали спичек или зажигалок. Разжигали огонь обычно при помощи искры, высекаемой ударом кресала о кремень. Однако в условиях спешки, в сражении или во время тайной диверсионной операции такой способ далеко не всегда оправдывал себя. Поэтому японцы изобрели специальные контейнеры, в которых можно было постоянно носить с собой тлеющий уголек. Помимо своего основного назначения эти контейнеры в свирепые морозы, при маскировке в снегу, служили мини-грелками, которые ниндзя прятали за пазухой.

До наших дней дошли 4 разновидности таких контейнеров-грелок: утидакэ (цукэдакэ), доноби, хинава-дзуцу и кирихинава-ирэ. Нельзя сказать, что это были какие-то особые «шпионские» приборы. Напротив, ими пользовались многие военные, например, солдаты-аркебузиры, и гражданские лица — лесорубы, охотники. Однако для ниндзя они имели огромную важность, мы находим упоминания о них почти во всех основных источниках по нин-дзюцу.

Угидакэ

В некоторых школах это приспособление называется «цукэдакэ» (рис. 187). Известно много вариантов утидакэ, но во всех случаях они устроены таким образом, чтобы предотвратить затухание уголька. Горючая начинка утидакэ также отличалась в разных традициях.


В конструкции утидакэ не было ничего сложного, и до наших дней дошло немало самодельных образцов этого приспособления. Для него брали бамбуковую трубку диаметром от 4,5 до 6,5 см с дном — поперечной перегородкой бамбукового коленца — длиной 24–26 см. Верхний открытый срез делали косым. С этой стороны в трубке проделывали маленькую дырочку, сквозь которую продевали шнурок. Этим шнуром утидакэ для удобства ношения подвязывали к поясу. Так выглядела внешняя трубка. В ней просверливали множество дырочек, чтобы внутрь мог поступать воздух, необходимый для горения уголька. В простейших образцах горючий материал закладывали прямо в эту трубку, но в лучших вариантах внутрь вставляли еще одну тонкую бамбуковую трубочку с просверленной дырочкой и крышечкой, в которую и помещали угольки. Согласно «Сёнинки», в качестве горючего для утидакэ использовали старую мягкую бумагу, тесьму, веревки, баклажаны, гречишник, косточки хурмы, гниль китайского железного дерева эноки и др.

Доноби — «огонь, носимый на теле»

Второй вид контейнера-грелки назывался доноби — «огонь, носимый на теле». Он представлял собой деревянную трубку, обмотанную пеньковой тканью, и был настолько маленьким, что его можно было повесить с помощью шнурка на шею и засунуть за пазуху. Чтобы фитиль не затухал, в корпусе контейнера было проделано множество малюсеньких дырочек, а чтобы огонь не переметнулся на тканую обертку, с внутренней стороны дырочки прикрывали металлическими полосками. Верхнее отверстие трубки, через которое внутрь вставляли фитиль, закрывалось латунной крышечкой (рис. 188).


Хинава-дзуцу — «фитильная трубка»

Третий вид контейнера для переноски огня — хинава-дзу-цу. Некоторые могут подумать, что речь идет о фитильном ружье хинава-тэппо, ведь в терминологии ниндзя слово «трубка» нередко заменяет слова «пушка» или «ружье». Но это совсем не ружье. Речь идет о металлическом или деревянном приспособлении, в котором японцы носили тлеющий фитиль-хинава. Так как фитиль, который использовали ниндзя, не гас практически ни при каких обстоятельствах, это было очень удобное приспособление для переноски огня. Правда, существовала опасность, что яркий свет, излучаемый горящим фитилем, будет замечен врагом, или от него случайно загорится одежда. Но эти проблемы можно было благополучно разрешить, поместив горелку в специальный футляр.

Кири-хинава-ирэ — «контейнер для нарезанного фитиля»

Кири-хинава-ирэ (рис. 189) — это разновидность хинава-дзуцу, в которой использовался обрезок фитиля длиной около 12 см.


Один из образцов кири-хинава-ирэ представляет собой круглую металлическую трубку длиной 12 см и диаметром 6 см с двумя металлическими петельками для продевания пояса. Трубка раскладывается пополам, благодаря чему внутрь можно вкладывать металлическую деталь, напоминающую ось телеги с насаженными на нее по обоим концам железными или латунными колесиками. В этих пластинках-колесиках проделывали 4 или 5 дырочек, сквозь которые пропускали обрезки фитиля. При использовании поджигали один из фитилей, закрывали крышку и носили на поясе. Когда фитиль прогорал до конца, поджигали следующий. Во время групповой перестрелки в составе группы при необходимости поджигали сразу все 4 или 5 фитилей.

Другой вариант кири-хинава-ирэ формой походил на колокол с колечком для продевания тесемки, которой «фитильную трубку» подвязывали к поясу. В основании колокола имелась металлическая пластинка с 5–6 дырочками, сквозь которые продевали соответственно 5 или 6 обрезков фитиля. Их также как и в первом варианте, поджигали поочередно.

Третий вариант кири-хинава-ирэ также изготавливался из металла (латуни или меди), но имел форму удлиненной чернильницы с пеналом для кисти. В длинную трубку помещали фитиль, кончик которого выходил в специальную камеру. Эту камеру на две половины разделяла металлическая пластинка, сквозь которую был пропущен фитиль. Сбоку камера имела дверку на петлях с большим количеством дырочек для вентиляции. В верхней части трубки, скрывающей фитиль, радом с камерой была проделана небольшая круглая дырочка. Когда фитиль, тлея, становился слишком коротким, его передвигали в сторону камеры, толкая пальцем через эту самую дырочку. При ношении такого вида кири-хинава-ирэ ее длинную трубку засовывали за пояс.

Специальные шпионские приспособления

ТОДЗИМЭКИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ЗАПИРАНИЯ ДВЕРЕЙ»

Запоры тодзимэки предназначались для блокировки открытия дверей и раздвижных стенок, коими изобилуют традиционные японские дома, предотвращения бегства врага из дома, отрезания его от помощи снаружи, защиты от «несанкционированного» проникновения в шпионскую усадьбу. Приспособление тодзимэки представляло собой пластину из высококачественной стали шириной около 1 см и длиной около 15 см. Концы пластины длиной по 5 см сначала загибали в разные стороны под прямым углом, а потом последние 2 см с каждой стороны еще раз загибали под прямым углом в том же направлении. Получившуюся искривленную скобу засовывали между двумя раздвижными дверками, сцепляя их вместе и не давая раскрыть обычным способом (рис. 190–191).



КИКИДЗУЦУ — «ТРУБКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ»

Кикидзуцу изготавливали из латунного сплава и делали складной. В сложенном состоянии ее длина не превышала 3 см, что было очень удобно в ношении, но конструкция позволяла раздвинуть ее до 20 и даже 30 см. Один конец кикидзуцу приставляли к стене или к замочной скважине, второй подносили к уху и прослушивали разговоры врага. Малейшие звуки, попадая в трубку, отражались от стенок, резонировали и усиливались. Одновременно трубка гасила все посторонние шумы. Благодаря этому ниндзя мог подслушать даже самый осторожный шепот в соседней комнате.

Помимо своего основного назначения как инструмента подслушивания, кикидзуцу использовалась во время горных бурь вместо мегафона, позволявшего перекричать буйство стихии. Кроме того, через трубку для подслушивания ниндзя мог выдуть усыпляющий или умерщвляющий порошок прямо в лицо спящего врага.

КИКИГАНЭ — «ЖЕЛЕЗКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ»

В «Нинпидэн» этот инструмент именуется «саото-кикиганэ», где «саото» предположительно означает «малейший звук». «Нинпидэн» сообщает: «Когда ты тайно проник [в дом врага], но разобраться в ситуации в доме на слух сложно, поднеси этот [инструмент] к уху. Когда внутри кто-то есть, шумы, [которые он производит], попадут в эту железку. Это величайшее сокровище синоби. Железку нужно изготавливать из латуни или инсу. Она хорошо улавливает все звуки. Ее должно постоянно носить за пазухой и любить [всей душой]. Благодаря ей можно слышать [даже то, что говорят] за одной или двумя толстыми стенами, улавливать звуки на расстоянии в 50 [и даже] 60 кэн».

Согласно прилагающемуся рисунку, кикиганэ представляла собой пластинку толщиной 3 мм, шириной 3 см, длиной 7,5 см. К нижнему ее концу прикреплена пластинка из инсу шириной 3 см и длиной 1,5 см, а в верхней части, вырезанной в форме треугольника со стороной в 3,7 мм, прикреплено маленькое колечко с пропущенным сквозь него шнуром (рис. 192).


Несмотря на наличие довольно подробного описания кикиганэ в «Нинпидэн», с этим приспособлением есть маленькая проблема: до сего дня исследователи так и не разобрались, что представляет собой загадочное инсу, упоминаемое источником.

СУЙТЮ САОТО КИКИГАНЭ — «ЖЕЛЕЗКА ДЛЯ ПОДСЛУШИВАНИЯ МАЛЕЙШИХ ЗВУКОВ В ВОДЕ»

Это приспособление также описано в «Нинпидэн»: «Когда подслушиваешь наружные звуки, спрятавшись в воде, следует подслушивать с помощью этого приспособления. Нужно изготовить тонкую пластинку из латуни, как показано на рисунке, и к нижнему [краю] прикрепить тонкую пластинку из инсу. Однако длину нужно устанавливать в зависимости от глубины воды. Кроме того, нужно входить в воду, смазав края рта, ушей и глаз жиром жабы. Это нужно делать потому, что, когда человек долго находится под [водой, очень] трудно оценить на слух звуки [снаружи]…».

Согласно указаниям на рисунке в «Нинпидэн» пластинка суйтю саото кикиганэ имела длину и ширину по 3 см, толщину 3 мм и изготавливалась из латуни. Длину, как уже говорилось, варьировали в зависимости от глубины погружения. Она должна была быть достаточной, чтобы достать от уха до поверхности воды. К нижнему концу крепили тонкую заостренную пластинку из инсу шириной и длиной в 3 см (рис. 193).


СУЙТЮКО, СУЙТЮ-ЁРОИ — «ВОДНЫЕ ДОСПЕХИ»

Доспех суйтю-ёрои представлял собой обрезок большого бамбука, согнутый в форме подковы. Оба его конца засовывались под пояс так, чтобы средняя часть бамбуковой «подковы» проходила над головой и плечами (рис. 194). Такая примитивная конструкция была рассчитана на то, чтобы защитить верхнюю часть тела от неожиданного удара днища лодки или весла, от упавшего в воду предмета.


СУЙТЮ-СУИРИ — «ВОДНЫЙ ШЛЕМ»

Это еще один элемент подводного снаряжения ниндзя. Речь идет о специальном шлеме, который ниндзя использовали для защиты головы, прячась под водой. В «Нинпидэн» о нем говорится: «Когда прячутся в воде рва, реки и т. д., используют это [приспособление]. Верхний круг изготавливают из железа, подобно [обычному] шлему, делают подкладку и надевают на голову, приделывают слева и справа шнурки, на кончиках которых висят тонкие железные пластинки. Благодаря этому, сколь ни быстра река, [шлем] не наклоняется. Кроме того, следует хорошо закалить железо, чтобы, если человека ударят сверху, не досталось голове, чтобы [шлем] не пронзили ни стрелы, ни пули. [Свисающие] слева и справа шнурки нужно держать руками». Судя по приложенному рисунку, такой водный шлем должен свободно надеваться на голову. В качестве подкладки в нем использовалась кожа. Сама чаша шлема, согласно сообщению источника, имела диаметр около 41 см. Шнуры делались длиной около 1 м. К их концам крепились треугольные железные пластинки длиной в 21 см (рис. 195).


Из наставлений ниндзя известно также, что вместо суйтю-суири можно было использовать и большую… кастрюлю, перевернутую вверх дном и надетую на голову. Кстати, при правильном погружении этой «защитной конструкции», в ней остается некоторое количество воздуха, которым можно дышать под водой.

ХИКЯКУ-ДОКЭЙ (АЮМИ-ДОКЭЙ) — «КУРЬЕРСКИЕ ЧАСЫ» («ШАГОВЫЕ ЧАСЫ»)

Так называется простенький приборчик, использовавшийся для измерения расстояний, счетчик шагов. Хотя ни в одном из наставлений по нин-дзюцу хикяку-докэй не описан, Нава Юмио полагает, что «ночные воины» не могли пройти мимо такого удобного и нужного прибора, который был просто незаменим при обмерах вражеских крепостей, изготовлении карт и т. д. Одним из важнейших аргументов в поддержку его гипотезы является то, что в Японии издревле существовала хорошо развитая сеть дорог, снабженных многочисленными указателями в виде дорожных столбов, статуй, могильных курганов, но все путешествия совершались только с разрешения властей и только по заранее оговоренным маршрутам. Поэтому ни для курьеров, ни для других путешественникрв, передвигавшихся по обычным дорогам, счетчик шагов хикяку-докэй большого интереса не представлял. Совсем иное дело ниндзя, которым приходилось передвигаться по только им ведомым горным тропам, по ночам, сторонясь людских глаз, проводить точные обмеры городов, деревень, укреплений, дорог. Да, для них такой прибор как хикяку-докэй был просто незаменим.

«Курьерские часы» хикяку-докэй имели маятниковую стрелку. Прибор крепили на поясе, и по перемещениям стрелки судили о пройденном расстоянии. Шкала таких «часов» позволяла отмерять расстояние до 10 ри.

ТАТАМИ-ДЗУЦУ — «СКЛАДНАЯ ТРУБА»

Упоминания этого приспособления наводят на мысль, что даже в чужие дома ниндзя любили лазить с комфортом. Складная труба татами-дзуцу использовалась для преодоления засек, возведенных противником для защиты своих позиций, когда лазутчикам приходилось прорубать лазы при помощи серпа или другого оружия, при лазании через подкопы или дыры в глинобитных стенах. Чтобы избежать обвала и не дать одежде и снаряжению испачкаться или зацепиться за что-нибудь при продирании сквозь тесную дыру «невидимки» использовали довольно широкую трубу татами-дзуцу и лезли через нее. Правда, речь идет вовсе не о каких-то особых трубах, которые ниндзя должны были бы таскать за собой. В качестве татами-дзуцу обычно использовали какой-нибудь мешок, циновку, найденную неподалеку, или же собственный заплечный мешок нагабукуро.

НОНАКА-НО БАКУ — «ПОЛЕВАЯ ПАЛАТКА»

Прокрадываясь в дом врага или перемещаясь по нему впотьмах, «невидимка» должен был постоянно помнить о возможности того, что за дверью или за углом в ночной тьме притаился враг с занесенным над головой мечом и только ждет удобного момента, чтобы обрушить свой разящий клинок на голову незадачливому шпиону. В этом случае на помощь «ночному демону» как раз и приходила «полевая палатка» нонака-но баку. Правда возникает вопрос: а зачем шпиону, крадущемуся по вражьему дому палатка? Действительно, незачем. Просто «нонака-но баку» — название условное, хотя возможно, в некоторых случаях ниндзя действительно использовали какие-то палатки. Суть же трюка состояла в том, чтобы повесить на какой-нибудь шест или, если такового не было под рукой, на обнаженный клинок тряпку, имитирующую лицевую маску шпиона (дзукин), и накидку уваппари и выставить перед собой чучело, чтобы в случае засады удар пришелся по нему.

Другой вариант использования «нонака-но баку» продемонстрировал знаменитый «невидимка» Като Дандзо. Он с помощью удочки заставил свое чучело полетать в ночном небе над забором, чем не только вынудил «засветиться» засаду, но и произвел ошеломляющее впечатление на своего будущего хозяина Такэду Сингэна — дело было во время испытательного экзамена на профпригодность. Но об этом уже рассказывалось в книге «Путь невидимых» (с. 264).

Приспособления, применявшиеся при конвоировании пленных

К таковым относятся, в первую очередь, разнообразные кляпы и колодки, использовавшиеся для предотвращения попыток бегства.

САРУГУЦУВА — «ОБЕЗЬЯНЬИ УДИЛА»

Большое количество самых разнообразных кляпов (рис. 196) описано в первом свитке книги «Гундзиёсю» («Сборник о приспособлениях, используемых самураями на войне»), называющемся «Синоби» («Шпионаж и разведка»).


Чтобы лишить пленника возможности подать голос, ниндзя могли заткнуть ему рот тряпкой и завязать сверху полотенцем сандзяку-тэнугуи. Можно было зажать язык между двумя палочками и закрепить конструкцию на затылке шнурком.

Эти два варианта применялись в тех случаях, если у ниндзя не было под рукой кляпов, так сказать, «фабричного» производства. Последние представляли собой либо изогнутые металлические зубья, либо металлические круги (тама-гуцува), которые запихивали жертве глубоко в глотку, сильно затрудняя дыхание и начисто отбивая охоту шевелить языком.

ТАКАТЭСИБАРИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ВЫСОКОГО ПОДВЯЗЫВАНИЯ РУК»

Для предотвращения попытки побега ниндзя использовали специальные рогульки из бамбука, называвшиеся «такатэсибари» (рис. 197). Их описание вместе с рисунком также имеется в первом свитке книги «Гундзиёсю», называющемся «Синоби» («Шпионаж и разведка»).



ШТУРМОВЫЕ И ОСАДНЫЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

ЦУРИКАГО — «ПОДВЕСНАЯ КОРЗИНА»

Подвесная корзина цурикаго (рис. 198) использовалась во время штурмов крепостей и во время боевых действий в горах.


Сначала отряд ниндзя скрытно поднимался на стену или господствующую высоту и захватывал плацдарм. С собой они втаскивали наверх конец каната, к которому крепилась большая корзина, способная принять «на борт» несколько воинов со всем их вооружением. Закрепившись на высоте, ниндзя в этой корзине постепенно поднимали наверх воинов, пока не накапливалось нужное число бойцов для массированной атаки противника.

Описание и рисунок цурикаго имеются в первом свитке книги «Гундзиёсю», называющемся «Синоби» (параграф И «Средства, используемые во время ночных нападений в труднодоступных местах»): «Веревку нужно крепить [к корзине] в четырех местах. Дно корзины следует укрепить расщепленным бамбуком. Веревки нужно сплести из глицинии. Сделав так, как указано выше, шесть или семь ловких воинов должны подняться на кручу и [затем] поднять наверх остальных, посадив их в [корзину цурикаго]».

ЦУРИСЭЙРО — «ПОДВЕСНАЯ ВЫШКА»

Имеется ввиду наблюдательная вышка, подвешиваемая на столбе, установленном на колесной платформе, поднимаемая вверх при помощи канатов и блока (рис. 199).


Ее описание вместе с рисунком также содержится в свитке «Синоби» книги «Гундзиёсю» (параграф 12 «Осадные приспособления»): «Это [приспособление] называется также «наблюдательной вышкой» (мономи-сэйро). Его придумал Ямамото Кансукэ. Китаец по имени Цзы Цзи преподнес господину [Такэде] Сингэну подзорную трубу. Благодаря этой подзорной трубе можно видеть [предметы], находящиеся на расстоянии в 50 ри, словно они у тебя в руках. С помощью этой подзорной трубы ловкие [воины] наблюдают за [происходящим] вдали с наблюдательной вышки. Позднее эту корзину стали делать просторнее, чтобы в нее можно было поместить ружья и другое вооружение. Такие вышки другими кланами почти не используются».

КИКОСЯ — «ТЕЛЕГА С ЧЕРЕПАШЬИМ ПАНЦИРЕМ»

Таран кикося представлял собой подвешенное на канатах тяжелое бревно. Раскачивая его взад-вперед, ниндзя наносили мощные удары по воротам замка. Для защиты от стрел и камней, сыпавших со стены, над тараном устанавливали огромный щит из коровьих шкур, сшитых между собой и натянутых на прочную раму. Такие тараны широко использовал во время штурмов корейских крепостей знаменитый военачальник Като Киёмаса во время походов в Корею в 1592 и 1598 гг.

Средства сигнализации

Для ниндзя было важно не только собрать необходимую информацию, но и суметь передать ее по назначению, причем так, чтобы враг не сумел прочитать донесение.

Для подачи сигналов и передачи информации посредством звука ниндзя использовали специальные сигнальные раковины (кай), флейту сякухати и знаменитый японский сямисэн (трехструнный музыкальный инструмент), а также различные виды барабанов, колокола, гонги, ночные трещетки (рис. 200).


Особенно широко применялась раковина ямабуси, называвшаяся «хорагай», для которой был разработан особый код из сорока восьми сигналов (ён-дзюхати мондзи), подобный азбуке Морзе. Звуковые сигналы подавались не только при помощи специальных приспособлений, но и просто голосом. Так, при проникновении во вражеский замок ниндзя обменивались сигналами друг с другом, имитируя собачий лай или кошачье мяуканье.

В период Сэнгоку-дзидай, когда великий полководец Такэда Сингэн вел войны в разных концах страны, он привил «воинам тени» сравнительно новые для них методы дальней сигнализации при помощи костров (нороси-дзюцу), факелов (таймацу), фейерверков (ханаби) и сигнальных ракет, но о них уже шла речь в разделе «Каки».

С легкой руки того же Сингэна ниндзя взяли на вооружение систему сигналов флажками. Красный флаг, вывешенный на стене вражеской крепости, означал, что осаждающим следовало применить поджог; синий — использовать воду для затопления. Поднятый флаг предупреждал о подготовке врагом атаки, спущенный указывал, что надо быстро отступить; флажок, вывешенный с левой стороны, советовал продолжать наблюдение, с правой — приостановить проведение операций и ждать новых сигналов.

Использовались и иные способы визуальной сигнализации. Например, на стенах замков, зданий или на земле рисовали особые знаки. Этот способ передачи информации назывался «айдзусё» — «знаковое письмо». Способ «эда-ори» — «ломание веток» — заключался в сигнализации с помощью надламывания веток или выдергивания травы.

В «Бансэнсюкай» содержится также «Наставление о пятицветном рисе» (Госёку-комэ-но дэн). Под этим названием скрывается способ передачи сведений при помощи рисовых зернышек окрашенных в пять цветов: красный, черный, голубой, желтый и фиолетовый. Для изготовления пятицветного риса ниндзя брали зерна обычного белого риса, промывали их водой, высушивали, делили на пять частей, красили в разные цвета и сушили в тени. Выкрашенные в разные цвета рисинки, не смешивая, ссыпали в пять разных бамбуковых трубочек, которые можно было легко носить с собой. Пять цветов в разных сочетаниях дают свыше ста комбинаций. Каждой комбинации ниндзя присваивали определенное значение, что позволяло им передавать друг другу информацию в виде «рисовых писем», совершенно непонятных посторонним.

«Почтовые ящики», то есть места помещения этих шифрованных «писем», чтобы не передавать их лично, из рук в руки, привлекая внимание вражеской контрразведки, оговаривались заранее. Обычно рисовые послания прятали где-нибудь у поворота дороги, за дорожным указателем или каменным буддой Дзидзо, покровителем путников и детей, в придорожных кустах, под камнем или в дупле дерева. Краска, нанесенная на рис, защищала зерна от поедания птицами и насекомыми, благодаря чему «письма» оставались нетронутыми несколько дней.

Фантастическое вооружение ниндзя

Хацуми Масааки включил в свою книгу «Ниндзя нинпо гахо» (Токио, 1977) целый ряд оригинальных видов вооружения и снаряжения, упоминаний о которых не найти в старинных текстах или работах других исследователей. В принципе, эта его книга была рассчитана на детей, и вполне возможно, что патриарх Тогакурэ-рю просто дал волю своей фантазии. Однако очень многие восприняли его работу всерьез. На эту удочку попался даже известный американский исследователь японских боевых искусств Донн Дрэгер, который поместил в своей книге «Нин-дзюцу: искусство быть невидимым» описания некоторых из «аппаратов», очевидно изобретенных господином Хацуми. А из его книги эту «ценную информацию» почерпнули другие специалисты, в том числе отечественные (см., например, Долин А., Попов Г. Кэмпо — традиция воинских искусств. М.: «Наука», 1990). Эта история прекрасно показывает, как возникает лавина чуши, обрушивающаяся на голову доверчивого поклонника ниндзя и топящая его в море глупости и обмана.

Вопрос, откуда взял эту информацию Хацуми Масааки— из головы или еще откуда-то, остается загадкой. В связи с этим автор решил включить описание этих приспособлений в данную книгу, оставив право судить об их аутентичности за читателем. Добавим лишь, что такой крупный специалист в области военной истории Японии как английский профессор Стивен Тёрнбулл весьма скептически оценивает возможность существования в период средневековья подавляющего большинства описанных Хацуми Масааки механизмов и приспособлений.

РЮО-СЭН — «ЛОДКА — ЦАРЬ ДРАКОНОВ»

Донн Дрэгер, пересказывая книгу Хацуми, пишет о рюо-сэн следующее: «Это было своеобразное подводное судно, у которого над водой выступал только нос в форме огромного дракона. Судно приводилось в движение под водой с помощью весел. Балластом служили специальные мешки с песком определенного веса. Когда их сбрасывали за борт, корабль всплывал на поверхность.

Ниндзя входили внутрь судна и выходили из него через шлюз в днище. Запас воздуха был рассчитан на несколько часов, но этого вполне хватало, чтобы приблизиться к вражескому кораблю и провести атаку: ниндзя подныривали под его корпус и буравили в нем отверстия».

МАРУХА-БУНЭ — «ЛОДКА С КРУГЛЫМИ ЛЕЗВИЯМИ»

О лодке маруха-бунэ Хацуми Масааки рассказывает, что она была изобретена для борьбы с рюо-сэн. Это было небольшое быстроходное судно, оборудованное двумя ножами в виде дисковых пил. Оно без труда догоняло рюо-сэн и с помощью ножей топило его. Поскольку подводная лодка двигалась на определенной глубине, она не могла увернуться и, в конечном счете, оказывалась распиленной пополам.

КАГЮ — «ОГНЕННЫЙ БЫК»

Кагю — это оригинальный огнемет, укрытый в теле деревянного быка на колесах, из пасти которого под напором воздуха, сжимаемого специальным устройством, извергается горящая нефть. Бык приводится в действие двумя ниндзя, упирающимися в ручку, закрепленную сзади (рис. 201).


ЯГУРА — «ВЫШКА»

Донн Дрэгер описывает ягуру так: «С помощью специального приспособления ягура, которое с наступлением темноты доставлялось к крепостной стене, ниндзя могли подниматься на значительную высоту, чтобы проникнуть в осажденный замок. Они поочередно цеплялись за спицы большого колеса, которое приводилось в движение с земли, и, оказавшись наверху, друг за другом спрыгивали на стену». Однако Дрэгер, по-видимому, не совсем понял описание этого приспособления у Хацуми и родил новую легенду. Дело в том, что, по Хацуми, ягура — это вовсе не колесо, а две лестницы равной длины, соединенные посредине ступицей.

ТОТЭКИСЯ

Это приспособление согласно описанию Хацуми, представляло собой мощный таран для пробивания брешей в стенах и выбивания крепостных ворот. Огромный камень, подвешенный на опоре, отводился назад с помощью каната, а затем, подобно маятнику, устремлялся вперед. Его непрекращающихся сокрушительных ударов не выдерживали даже самые прочные сооружения. Однако, чтобы действие этого тарана действительно было разрушительным, камень нужно запускать с большого расстояния и большой высоты. Следовательно, эта «адская машина» должна была быть нереалистично массивной.

ЯМИДАКО — «НОЧНОЙ ЗМЕЙ»

Хацуми Масааки рассказывает, что ниндзя нередко привязывал себя к стропам огромного змея ямидако и кружил над вражеской территорией, изучая расположение построек или ведя стрельбу по наземным целям, а при возможности незаметно высаживался в тылу противника. Иногда, для устрашения врага, запускали змеи с чучелом или рисунком ниндзя. Это помогало отвлечь внимание и незаметно проникнуть в замок другим способом.

При всей необычности и фантастичности этого приспособления как раз оно-то вызывает определенное доверие у историков, например, у английского профессора Стивена Тёрнбулла.

Действительно, японцы издревле умели запускать больших воздушных змеев. Поэтому вполне логично предположить, что они могли сконструировать такого змея, который способен поднять человека на некоторое время в воздух для наблюдения за врагом.

Косвенное подтверждение факта использования змеев в разведке имеется в одной из самых ранних статей когда-либо написанных о японских замках. Ее автор Гарбутг описывает башню замка Нагоя, на вершине крыши которой были установлены два великолепных позолоченных дельфина. Они были изготовлены из меди, имели в высоту приблизительно 2,4 м и были покрыты толстым слоем золота. Гарбут пишет: «Оба этих дельфина заключены в сети, призванные их оберегать. Некий грабитель Какиноки Кинсукэ взлетел в воздух на хвосте большого змея, какие в древности использовались в Китае и Японии для подъема людей с целью военного наблюдения, и сумел похитить несколько золотых пластинок. Правду сообщает это предание или нет неизвестно. Очевидно одао: сети действительно установлены, а при режиме Токугава полет больших змеев в Овари был запрещен».

ХИТО-ВАСИ — «ЧЕЛОВЕК-ОРЕЛ»

Ниндзя якобы усаживался в легкий планер, который запускали с помощью приспособления из гибких бамбуковых шестов и канатов. Когда концы шестов высвобождались, планер вместе с пассажиром взмывал в воздух и перелетал через высокую стену. Кроме того, с высоты ниндзя мог еще и сбрасывать бомбы на головы врагов.

РЭМПАЦУ-СУЙСЯ-ХО — «МНОГОСТРЕЛЬНАЯ ПУШКА — МЕЛЬНИЧНОЕ КОЛЕСО»

«Мельничная пушка» рэмпацу-суйся-хо позволяла ниндзя подняться на значительную высоту и обрушить оттуда на осажденную крепость шквал огня. Донн Дрэгер рассказывает о ней так: «К месту предполагаемой атаки у стены замка доставлялось огромное деревянное колесо, установленное на повозке. По окружности колеса были закреплены на подвесках около дюжины кабинок, в которых сидели по два ниндзя. По мере вращения колеса кабинки поочередно оказывались наверху, откуда ниндзя открывали по осажденным огонь. Времени полного оборота колеса хватало, чтобы перезарядить орудия».

ДАЙСЯРИН — «БОЛЬШОЕ КОЛЕСО»

Дайсярин — это, фактически, прообраз танка, о котором Дрэгер на основе книги Хацуми рассказывает следующее: «Для быстрого и эффективного проникновения во вражеский лагерь, расположенный в глубоком ущелье или у подножия горы, использовалось «большое колесо» дайсярин — повозка на больших деревянных колесах. Между колесами была подвешена небольшая гондола с бойницами, из которых ниндзя могли вести ружейный огонь или бросать гранаты. Когда со склона неожиданно устремлялись вниз десятки таких повозок, теряли голову даже самые стойкие бойцы. Не только огневой удар, но и сами тяжелые повозки наносили тяжелые потери, сминая на своем пути людей, лошадей и орудия».

Примечания:

1

1 коку = 180,391 л (1 коку риса весит около 150 кг)

2

1 моммэ = 3,75 г

15

хаси — палочки для еды

16

1 ри = 3927 метров

17

Сборные лодки использовались не только ниндзя. Такая лодка описана, например, в наставлениях школы суйэй-дзюцу (искусство плавания) Синдэн-рю, где она именуется «татами-бунэ» — «складная лодка».

18

1 кэн = 1,81 м

19

кая — китайский мискант Miscanthus sinensis Anderss.

20

штука-тан = 10,6 м

21

1 тё = 109,09 м

22

ягура — углубление в скале, использовавшееся как хранилище

23

1 сун = 3,03 см

24

1 кэн = 1,81 м


Источник: http://www.nnre.ru/nauchnaja_literatura_prochee/kogti_nevidimok_podlinnoe_oruzhie_i_snarjazhenie_nindzja/p4.php


Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками

Когти для лазания по деревьям своими руками